О здоровом позвоночнике. Разговор с нейрохирургом Геннадием Булыщенко

5 месяцев назад11 мин. читать

У нас в гостях Булыщенко Геннадий Геннадьевич — врач-нейрохирург, действующий нейрохирург Военно-медицинской академии (ВМА). Сегодня будем говорить о здоровом позвоночнике, высокой степени важности активности — физкультуры и спорта для здорового позвоночника, о болях в спине и безопасности хирургического вмешательства на позвоночнике. В ВМА работают специалисты высшего класса — это военные специалисты, которые сейчас ориентированы и на реабилитацию гражданского населения тоже.

 

Геннадий: Гражданские у нас наравне с военнослужащими получают помощь при травмах, заболеваниях позвоночника, ЦНС, головного мозга — никаких проблем в рамках обязательного медицинского страхования, оказания высокотехнологичной помощи по квотам — нет никаких проблем попасть к нам на лечение.

 

Николай: Расскажите, чем занимаетесь? Нейрохирургия — это головной мозг или не только?

 

Геннадий: Нейрохирургия — это не только головной мозг. Конечно, это заболевания головного мозга, травмы, но и, помимо головы, мы занимаемся лечением травм и заболеваний позвоночника, спинного мозга — в сферу нашей деятельности входят и проблемы с периферической нервной системой, различные нейропатии.

 

Николай: Как Вы считаете, как доктор и военный, для того, чтобы быть здоровым, образ жизни человека должен включать спортивную нагрузку?

 

Геннадий: Конечно, любой человек должен быть физически активным, заниматься физическим здоровьем — от этого напрямую зависит, насколько качественной и долгой будет его жизнь, насколько часто он будет встречаться с теми или иными заболеваниями. Большинство заболеваний позвоночника, которыми мы занимаемся, напрямую связаны с образом жизни человека, его физической активностью.

 

Николай: Расскажите, какие это заболевания, и что к ним приводит?

 

Геннадий: Наиболее частая патология, встречающаяся в любом нейрохирургическом стационаре, по нашей статистике 30-38% пациентов — это пациенты с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями позвоночника.

 

Николай: Это говорит об отсутствии должной активности?

 

Геннадий: Не только, тут имеют значение наследственная предрасположенность, питание.

 

Николай: Каким образом влияет питание?

 

Геннадий: Согласитесь, если мы сравним двух людей. Первый — не соблюдает гигиену питания, принимает любую пищу, у него повышенная масса тела. Естественно, нагрузка на позвоночник будет сильнее. Рацион должен быть сбалансированным, с нормальным содержанием белков, жиров, углеводов. Не только лишний вес имеет значение, но и состав пищи, которую мы принимаем.

 

Николай: С какими самыми распространенными проблемами к Вам обращаются?

 

Геннадий: В первую очередь это остеохондроз, который не совсем правильно применять. Чаще всего это грыжи, протрузии и те неврологические нарушения, которые связаны с этими проблемами. Помимо этого спондилоартроз — это проблема межпозвоночных суставов, которые могут болеть.

 

Николай: Я правильно понимаю, что под понятием остеохондроз понимается огромное количество причинно-следственных связей, дающих боли в спине?

 

Геннадий: Да, обычно бабушки и дедушки, приходящие на прием, говорят, что у них хондроз. Непонятно, что за хондроз. Есть совершенно понятные вещи, и чаще всего боли в спине имеют какую-то конкретную причину. Все это входит в структуру дегенеративных изменений позвоночника, по-сути, возрастных.

 

Николай: Как Вы считаете, бег способствует развитию этих заболеваний, или наоборот?

 

Геннадий: С бегом все неоднозначно. Если человек бегает с раннего детства, у него подготовлены спина, ягодицы, мышцы нижних конечностей, то, конечно, бег не будет плохо сказываться — его мышцы стабилизируют позвоночник. Если человек никогда не занимался бегом и резко начинает бегать, конечно, у него начнет сыпаться и позвоночник, и суставы.

 

Николай: Есть книга «Доктор бег», там автор рассказывает, как дожить до 120 лет. Сам дожил до 97 лет, суть всех его рекомендаций, что нужно держать позвоночник в здоровом состоянии. Тут было бы интересно услышать, как добиться здоровья позвоночника? Есть конкретные рекомендации?

 

Я тут познакомился с Чирковым — бегун-марафонец, ему уже за 70 лет, он мне посоветовал каждый день после беговой тренировки висеть. И я вырос почти на 1 см., не ожидал такого эффекта. Правильно ли это?

 

Геннадий: Мне очень понравилась Ваша фраза «гигиена здорового позвоночника». Большинство людей ни о какой гигиене позвоночника не задумываются, пока не начинают ощущать боли.

 

Сложно рассуждать на эту тему, потому что каждый человек индивидуален, у каждого есть свои анатомические особенности, у всех разные профессии, разный режим труда и отдыха, все по-разному воспринимают одни и те же нагрузки. Поэтому сказать однозначно, что всем нужно делать это — такого нет. Единственной основной рекомендацией будет подвижный, здоровый образ жизни, т. е. всегда должно быть движение. Позвоночник — это груда суставов, если они не двигаются, начинают разваливаться. Если человек проснулся, позавтракал в закрытой позе, потом точно в такой же позе сел в автомобиль, доехал до офиса и там 8 часов просидел за компьютером, то тут нельзя говорить о гигиене позвоночника. Ему будут показаны определенные нагрузки. Совсем другое, когда человек связан с каким-то физическим трудом, когда он в 6 утра уже на работе кладет кирпич на стены. У него совершенно по-другому работает позвоночник, и ему потребуются совершенно другие нагрузки.

 

Николай: Давайте возьмем за пример человека, который в виду современной диджитализации ведет малоподвижный образ жизни.

 

Геннадий: Первое, с чего стоит начинать: утром сделать зарядку, направленную просто на то, чтобы суставы начали двигаться. Во сне мы двигаемся мало, появляются застойные явления. Начать хотя бы 5 минут. Вообще всем есть смысл делать зарядку, чтобы активизировать мышцы, органы.

 

Тяжело заставить человека, который никогда не занимался, ходить в зал и выполнять упражнения, направленные на укрепление мышц спины. Основной рекомендацией будет постепенное внедрение в свой образ жизни какой-то активности. Можно начинать с простых упражнений, сидя за столом в офисе — потянуться в разные стороны, поработать ногами, мышцами брюшного пресса. Можно приобрести резинки и работать ягодичными мышцами — любая форма активности будет полезна. Со временем надо увеличивать нагрузки, их амплитуду, частоту — таким образом и укреплять мышцы спины, и заставлять мышцы позвоночника двигаться, сохраняя их здоровья.

 

Николай: Повисеть рекомендуете?

 

Геннадий: С висом есть нюансы — что касается простого виса на турнике, есть различные мнения. С одной стороны он может быть полезен, потому что диски позвоночника никак не снабжаются, все их питание происходит за счет диффузии близко расположенных тканей. Вроде как, если мы вытягиваем позвоночник, вися на турнике, мы создаем разряжение, способствующее тому, чтобы питательные вещества попадали в диски. В то е время существует мнение, что мышцы, окружающие позвоночник, часто сокращаются без нашего влияния. Если какой-то сегмент позвоночного столба имеет дегенеративные изменения, рефлекторно эти мышцы сокращаются и еще больше стягивают этот позвонок. На мой взгляд, если Вы повисите 15 секунд после тренировки, хуже себе не сделаете.

 

Николай: Хруст, который возникает при скручивании, это полезно или нет?

 

Геннадий: Это и не полезно, и не вредно, это пузырьки газа в межпозвоночных суставах. В период обострения какого-то процесса в позвоночнике, например, грыжа начала болеть, в такой ситуации вис не рекомендуется. Есть еще подводное вытяжение, и часть врачей рекомендуют эту процедуру, но доказательств эффективности нет. Нет научных исследований, что эти манипуляции эффективны.

 

Николай: У меня есть есть ощущение, что, когда я вишу, позвоночник разгружается, и болевых ощущений становится меньше.

 

Геннадий: Потому что у Вас подготовленные мышцы. Если у человека глубокие мышцы не находятся в должном тонусе, не поддерживают стабильно позвоночник, нежелательно растягиваться.

 

Николай: Как относитесь к массажу? Рекомендуете ли и сколько раз в неделю?

 

Геннадий: Массаж массажу рознь. Если это массаж после тренировки, чтобы расслабить мышцы, которые забиты, находятся в гипертонусе, то это не плохо. Если интенсивно массировать спину, которая только заболела — 2 дня только началось обострение, то этот массаж может спровоцировать усиление болевого синдрома. Любое медицинское вмешательство должно выполняться по показаниям, поэтому в ряде случаев массаж показан. Если мы говорим о здоровом человеке после тренировки, то почему бы и нет.

 

Бывают ситуации, когда есть начальные дегенеративные изменения, нет какого-то значимого, серьезного изменения межпозвоночных суставов, но спина после какой-то нагрузки отреагировала повышением тонуса глубокой мускулатуры — почему бы не поделать массаж.

 

Николай: Как Вы относитесь к употреблению миорелаксантов?

 

Геннадий: Миорелаксанты входят в перечень препаратов, которые назначаются при лечении дегенеративных изменений позвоночника. Они часто назначаются неврологами, иногда даже всем подряд. Почему-то большинство неврологов взяли для себя схему Медокалм, Мовалис, Мильгамма — 3 парата на букву «М», и всем подряд их назначают. Один — нестероидный противовоспалительный, другой — витамины группы В, который в больших дозировках тоже может частично уменьшать болевой синдром. И моирелаксант. Нужно ли это всем? Если мы видим, что у пациента перенапряжены глубокие мышцы, есть выраженный гипертонус, тогда нужно.

 

Николай: Хотелось бы услышать практические советы для человека, который ведет обычный образ жизни и периодически испытывает боли в спине. Что может снизить вероятность риска развития заболеваний позвоночника? Например, ношение корсета? Хотелось бы услышать какие-то конкретные, практические советы.

 

Геннадий: Корсет обязательно снизит риски заболевания позвоночника, если это Ваш собственный мышечный корсет — это прям основное. Если, например, мы берем МРТ человека, не занимающегося никаким видом спорта, обычно 35-45 летний человек — большинство глубоких мышц его спины в нижних сегментах позвоночника, тех, которые наиболее часто страдают, практически до 50% замещается на жировую, фиброзную ткань — мышечных волокон там минимальное количество. Естественно, они не держат позвоночник. Когда мы делаем операцию, идем через эти мышцы или рядом с ними, мы видим, насколько они изменены и замещены жировой тканью.

 

Николай: Тогда я сейчас озвучу вывод, а Вы, если согласны, подтвердите: Хотите снизить вероятность заболеваний позвоночника, занимайтесь спортом, держите свой корсет в тонусе.

 

Геннадий: Я абсолютно согласен, но спорт — это не тоже самое, что физкультура.

 

Николай: Мы много это обсуждали и со спортсменами, и с ребятами, все говорят, что нужна плавная нагрузка, организм должен адаптироваться, восстановиться, и этот процесс занимает до нескольких лет.

 

Что скажете про стельки?

 

Геннадий: Это про ортопедию.

 

Николай: Вроде как снимается нагрузка на позвоночник.

 

Геннадий: Я не готов это комментировать. Мой взгляд: если у человека есть какая-то патология стопы, то, конечно, этим нужно заниматься — нужны стельки. Это ортопедия-травматология.

 

Николай: Возможно, потребление каких-то БАДов может снизить риск развития дегенеративных изменений в позвоночнике?

 

Геннадий: Каких-то крупных исследований, подтверждающих эффективность БАДов, того же Хондроитина, Глюкозамина, Метилсульфатметана, нет. Я не встречал. Я принимаю эти препараты, они являются компонентами для построения матрицы хряща. Их назначение может быть оправдано. Я не могу это рекомендовать, но, по крайней мере, доказано, что эти препараты безвредные. Кроме того, я могу сказать, что у меня есть несколько пациентов, которые обращались только с болью в спине — начальными дегенеративными изменениями позвоночных дисков, это молодые люди до 30-32 лет. Им не было показано назначение оперативных вмешательств и серьезных препаратов, они начинали принимать эти БАДы. При МРТ, проведенном через год после приема препаратов, мы видели некоторые изменения сигналов от межпозвоночных дисков, они становились чуть светлее, чуть более насыщены влагой. Но это не исследования, это всего лишь отдельные клинические наблюдения.

 

Николай: Если речь идет о сне, имеет ли значение, какой матрас, подушка?

 

Геннадий: Конечно, от части положение во сне имеет значение. Если человек спит на высокой подушке, у него поднята голова, подбородок подведен к груди. Если он привык спать с запрокинутыми вверх руками — это все может приводить к нежелательным последствиям. У нас 2 лордоза — в шейном и поясничном отделе, это нормальные естественные изгибы позвоночника. Если этого лордоза нет, то большая нагрузка ложится на межпозвоночные диски. Помимо того, что человек спит в неудобной позе, потом он полдня проводит в телефоне с наклоненной головой — все это время он давит на свои диски. Когда голова наклонена, нагрузка на шейные диски увеличивается в разы.. Спать, конечно, лучше на невысокой подушке, лучше ортопедической, чтобы был небольшой валик под шеей, сохраняющий естественный, физиологический изгиб позвоночника. Что касается ортопедических матрасов, то по себе я знаю, что это приятно.

 

Николай: А как правильно? Человек же привыкает, и, например, поспав месяц на твердом, уже не замечает.

 

Геннадий: Это не должен быть прямо плотный, прямой, как доска, матрас. В то же время это не должна быть перина, как у бабушек, чтобы прогибаться и лежать, как в гамаке. Должна быть золотая середина. Если есть возможность приобрести ортопедический матрас, который будет поддерживать естественные изгибы позвоночника, то, конечно, лучше спать на такой.

 

Николай: Вернемся к боли в позвоночнике. Какую первую помощь Вы бы порекомендовали, чтобы за 2-3 дня избавиться от проблемы, если она не существенная?

 

Геннадий: Самое главное — понять, существенная проблема или нет. Самый идеальный вариант: Если Вы почувствовали какую-то незнакомую боль, в такой ситуации лучше всего обратиться к специалисту. Это может быть невролог. В нашем городе много центров, которые занимаются позвоночником, но желательно попасть в такой, который занимается именно болью — не остеопатией, не мануальной терапией. Это может быть даже невролог в поликлинике. Основная задача — исключить серьезную патологию.

 

Если не получается попасть к специалисту, как минимум, нужно дать спине покой. Ни о каких тренировках в период обострения речи быть не может.

 

Николай: Греть или холод?

 

Геннадий: И то, и то может ухудшить ситуацию — просто покой. Пациенты очень не любят, когда мы им рекомендуем просто лежать, все привыкли, что нужны какие-то назначения, капельницы. Если покой 2-3 дня не помогает, боль прогрессирует, начинает отдавать в ноги или руки, то в такой ситуации нужно делать МРТ.

 

Николай: Как Вы считаете МРТ вредно? Нарушает ли магнитное поле человека?

 

Геннадий: Нет, никакого вреда нет.

 

Николай: В период острого воспалительного процесса рекомендуете применение каких-то обезболивающих?

 

Геннадий: Обезболить можно не только лекарствами, это могут быть физиопроцедуры — магнит, лазер, иглоукалывание. В домашних условиях — легкий самомассаж, можно попросить кого-то помассировать без интенсивного надавливания, полежать на коврике с иголками. Из препаратов — нестероидные противовоспалительные, начиная от Диклофенак, Вольтарен, Найз, Мовалис — они все направлены на уменьшение воспаления. Но у этих препаратов есть и обратная сторона. Например, если у человека появилась какая-то свежая грыжа, когда чать пульпозного ядра ывалилась в просвет позвоночного канала, сдавливает нервы, само воспаление от части помогает человеку — да, это больно, но есть вероятность того, что в течение какого-то времени может рассосаться. Здесь все зависит от конкретного случая, наличия или отсутствия неврологического дефицита.

 

Николай: То есть, процесс воспаления — естественная реакция организма, направленная на то, чтобы убрать своими силами?

 

Геннадий: Конечно. Можно только попытаться помочь — дать этому больному сегменту покой, зафиксировать в корсете, минимизировать движения, различные варианты обезболивающих физиопроцедур — в первую очередь магнит. Некоторые неврологи назначают антидепрессанты, мы стараемся назначать их при длительной, хронической боли, которая существует более трех месяцев. На фоне хронической боли перестраивается ЦНС, периферическая нервная система, возникают определенные процессы, на которые можно влиять антидепрессантами.

 

Николай: Получается, мы помогаем организму забыть про эту боль?

 

Геннадий: От части можно сказать и так, но по большому счету головной и спинной мозг перестают адекватно воспринимать раздражение, которое возникает в том месте, которое болит изначально. Порог чувствительности снижается, возникает привыкание к боли — даже если «поломка» излечилась небольшое воспаление может вызывать ту привычную боль, которая была с человеком на протяжении всего времени.

 

Николай: У меня была травма — я пролежал 4 месяца в нейрохирургии, была тугоухость, кровоизлияние, черепно-мозговая травма. Скажите аэробная наргрузка в 1-2 пульсовой зоне способствует улучшению кровоснабжения головного мозга и его лучшей работе?

 

Геннадий: Головной мозг наравне с сердцем и легкими — основной орган, он в любом случае получает кровоснабжение. Мозг в любом случае получит то, что ему нужно. Если же человек потерял много крови или замерз, наступают процессы централизации кровообращения — наиболее жизненно важные органы будут получать кровь, пока она не закончится или не будет давления. Любая физическая нагрузка будет способствовать улучшению кровоснабжения просто за счет давления. Здесь все-таки палка о двух концах — не каждый человек делает МРТ или КТ головного мозга и не знает, какие у него могут быть проблемы — вместе с тем могут быть изменения сосудистого русла.

 

Николай: Как относитесь к ноотропным препаратам? ВО всем мире не используется, а у нас советского времени — одни из первоочередных препаратов после каких-то травм. Как Вы считаете, они рабочие?

 

Геннадий: Наверное, чуть более рабочие, чем БАДы, о которых мы говорили. Это мое мнение. Есть заграничные исследования, которые не показывают достаточную эффективность этих препаратов, хотя в нашей стране они достаточно активно используются. Мы часто их назначаем, даже несмотря на то, что не всегда говорим о их эффективности. Часть препаратов прописаны в рекомендательных протоколах.

 

Николай: У каждого доктора свое мнение и свой опыт. Я просто хочу сказать, что мне после травмы раз в полгода назначены ноотропные курсы — я их прохожу. Несколько раз не делал, у меня начинались головные боли. Возможно, это психологически.

 

Геннадий: Психология имеет огромное значение в лечении большинства заболеваний — что касается боли, то это один из наиболее значимых факторов.

 

Николай: Вы занимаетесь спортом?

 

Геннадий: Я хожу в тренажерный зал.

 

Николай: Вы отлично выглядите. Есть ли какие-то личные рекомендации?

 

Геннадий: Должна быть физическая активность — где-то в офисе потянулись, где-то прогулялись, определенное количество шагов значение имеет. Тренажерный зал, бассейн — это все для людей, которые уже хоть как-то владеют своим телом. Люди, которые никогда не занимались, имеют лишний вес, не должны сразу начинать со штанги.

 

Николай: Согласен, это те грабли, на которые большинство наступают. Как относитесь к остеопатам, мануальным терапевтам, кинезиологии? Они же заявляют, что лечат грыжи.

 

Геннадий: Грыжи сейчас лечат практически все. Не хочу обидеть остеопатов, которые имеют большой опыт, понимают анатомию позвоночника и не делают тех вещей, которые не стоит делать — скручивания, постановку позвонков на место и т. д. Если человек этого не делает, я считаю, что это все правильно. Когда же я вижу остеопатов, которые рассказывают людям, что они сейчас как-то вправят атлант или съехавший позвонок, я не советую. Особенно, когда берут какой-то инструмент и бьют со всей силы по отросткам позвонков. Остеопатия в нормальном понимании этой специальности, наверное, имеет право занимать какую-то нишу в лечении заболеваний позвоночника.

 

Что касается мануальной терапии, то это не остеопатия, я к ней отношусь более сдержано и даже от части рекомендую техники, которые они используют. Если специалист разбирается в той области, которой занимается.

 

Николай: Есть ли у Вас желание еще что-то добавить? Донести что-то до людей, учитывая свой опыт?

 

Геннадий: Я нейрохирург, и основное направление моей деятельности — хирургическое лечение заболеваний. Когда мы говорим о неотложной хирургии, то здесь — бойся — не бойся, надо оперировать. Если мы говорим о плановой хирургии, нужно взвешивать все за и против. Как правило, все операции выполняются по показаниям, в нужном и необходимом объеме. Конечно, бояться таких операций не стоит. Часто боятся не столько самой операции, сколько наркоза, особенно пожилые люди. Конечно, наркоза ненужно бояться, в большинстве случаев препараты безопасны — пациенты легко просыпаются и через 2-3 часа уже не ощущают действие наркоза. Что касается самих операций — сейчас есть возможность производить операции малоинвазивные, через небольшие разрезы, не повреждая мышечные слои, мы просто их раздвигаем специальными инструментами.

 

Николай: Здорово, медицина не стоит на месте.

 

Геннадий: Да, те операции, которые раньше были травматичными, сейчас есть возможность выполнять практически без крови и травм. На следующий день уже можно вставать, ходить.

 

Николай: Главный посыл — не бояться оперативных вмешательств.

 

Геннадий: Мы не будем оперировать, если это ненужно. Раньше были случаи, когда делали операции по установке различных металлоконструкций, которые не всегда были показаны и целесообразны. Сейчас все операции по показаниям, все отточено до автоматизма. Как и в любой хирургии могут быть нежелательные последствия и осложнения, но их частота достаточно низкая.

 

Николай: Чувствуется, что Вы специалист высокого класса, спасибо.