Владимир Бондаренко — заслуженный мастер спорта по пауэрлифтингу, четырехкратный чемпион мира, чемпион Европы: Чемпионом стать легко!

2 месяца назад14 мин. читать

Сегодня у нас в гостях Владимир Бондаренко — заслуженный мастер спорта по пауэрлифтингу, четырехкратный чемпион мира, чемпион Европы. Поговорим о спортивном становлении Владимира Бондаренко, важности мотивации и психологического взаимодействия с тренером, потому что результат — это не только своя победа, по мнению Владимира, а именно тандем с тренером. На это важно обращать внимание всем родителям с самого раннего детства. Поговорим о психологии чемпиона и достижении результатов.

 

Николай: Интересно увидеть плюсы и минусы пауэрлифтинга, рассмотреть, что, на твой взгляд, является преимуществом спортсмена в пауэрлифтинге. Как человеку определить, подходит ли ему этот вид спорта? Может быть, ты в двух словах расскажешь, почему ты выбрал этот вид спорта, как к нему пришел?

 

Владимир: Пауэрлифтинг я выбрал случайно, попал с первого по третий класс. Я с небольшого поселка Хабаровского края — поселок Токи, районный центр порт Ванино.

 

Николай: Ты не родился с какой-то предрасположенностью, родителями спортсменами или в крупном городе, где под боком был СДЮШОР.

 

Владимир: Так сложилось, мой отец был спортивным человеком, он бегал, занимался боксом. Уже, когда я уехал и приезжал домой, разговаривали с мамой, оказалось, что она тоже увлекалась легкой атлетикой для себя. Плюс, наверное, гены, рассказывали, что прадед был очень высокий, крепкий мужчина, который мог телегу переставить, мог 2 мешка картошки сразу переставить.

 

Николай: А ты всегда был такого крепкого телосложения?

 

Владимир: Как я себя помню, совсем худым я не был, но и не был полным, был обычным ребенком с нормальным телосложением. В принципе, как во всех деревнях, поселках, нравилось бегать, играть в прятки, войнушку. Активное детство, плюс мы жили возле моря, постоянное скалолазание, рыбалка — активность.

 

Николай: Многие говорят, что морской климат — залог хорошего здоровья.

 

Владимир: Да, когда море рядом — это рыба, крабы. Я помню, что мы держали свиней, плюс — картошка, огород. Отец решил меня убрать с улицы, отвез на волейбол. Сначала было плавание. Прозанимался я 3 года и особых успехов не добился. Да, ходил, общение было, дисциплина, но особо плавание не трогало. Потом пришлось уйти из плавания, и отец меня записал в секцию волейбола к Радмиру Алексеевичу, он был сосед по дому, но я не знал, что он волейболист. Стал заниматься волейболом, был самым младшим, потому что был набор ребят 77-76-го года, а я пришел, спустя месяца 3. Меня поставили к стеночке с набивным мячом, отрабатывать верхнюю передачу, а ребята занимались именно движениями с волейбольными мячами. Я поставил себе цель догнать и перегнать. Получилось, что я стал самый младшим капитаном команды. Я не хвастаюсь, но было так.

 

Николай: Хвастаться — это, когда человек особо ничего из себя не представляет, это не про тебя. Интересен именно твой путь и твой характер, подход — взять и добиться. Вот, что определяет и идентифицирует тебя. Ты из ряда вон выходящий пример.

 

Владимир: Да, я вышел из игрового спорта, занимался 8 лет. При завершении школы мы поехали на соревнования, ребята были меня старше, когда команда распалась, тренер стал меня привлекать во взрослые соревнования, в 15 лет я уже ездил с мужиками. Андрей Иванов был мой сосед, вместе занимались, самый близкий товарищ, он учился на сварщика, и у них там был волейбол. Выиграли и получили путевку играть на Край. Андрей позвал меня вместо заболевшего парня. Оформили как-то, и я поехал играть. Туда пришел главный тренер Края по юниорам, у меня была одна хорошая игра, я делал подачу и порвал мяч: попал в голову игроку, он упал, мяч подлетел и взорвался.

 

Николай: Эффектно.

 

Владимир: Да, но вообще получилась очень хорошая игра, и ко мне в конце игры подошел тренер и предложил играть за сборную края. Я тогда уже чуть-чуть увлекался железом, не видел себя волейболистом. Хотя я горел, потому что тренер правильно выстраивал работу. Самое главное в детском спорте, чтобы Вам попались тренера, которые разжигают желание, тогда будет результат.
Вообще психология в спорте — одна из главных составляющих.

 

Николай: На твой взгляд, тренер должен быть психологом, или должен быть отдельный психолог?

 

Владимир: Если взять советское время, потому что я себя отношу к советскому времени, тогда тренер был и психологом, и тренером.

 

Николай: До сих пор так в большинстве случаев.

 

Владимир: Но в командных видах спорта, особенно в детско-подростковом возрасте такой специалист нужен, потому что здесь есть такие факторы, как переходный возраст. В силу нашей сейчас скоротечной жизни и занятости родителей, порой теряется контакт между родителями и детьми, и ребенок, не скажет, но часто варится в себе, пытается поговорить с мамой или папой, но им некогда. Тренер бывает передавливает, нужен индивидуальный подход: где-то придержал, и ребенок пошел дальше. Если есть командный психолог, он и помогает разобраться в этом комке проблем, чтобы человек пошел дальше.

 

Николай: Я думаю, ты тоже можешь тренировать, потому что у тебя есть понимание. У тебя есть такое желание — быть тренером и, может быть, воспитывать будущих чемпионов?

 

Владимир: Почему бы нет. Во-первых, это мое первое образование, я закончил Дальневосточный Государственный институт физической культуры, учился там с 1995 по 1999 год. Проходя практику в детском садике, школе и институте в принципе я находил язык со всеми ребятами.

 

Николай: Твой опыт бесценен, а также твой подход к пониманию детской психологии.

 

Владимир: Даже, может быть не спорта, а физической активности. Просто многим людям, которые не знакомы с этой областью, кажется, что это все легко. Нет, сейчас у детей, во-первых, очень большая загруженность, им трудно самим разобраться, тем более, когда мама с папой где-то работают. Им может помочь, либо улица, что не всегда в ту сторону, либо, когда есть такие люди, как педагог-психолог. Он помогает ребенку сделать правильный выбор.

 

Николай: Мне повезло с педагогами, я им очень благодарен. Тебе тоже очевидно повезло.

 

Владимир: Да, я очень благодарен и школьному тренеру, и по волейболу, спасибо моему Ангелу Хранителю, что мне по жизни попадались такие наставники. Они были и хорошими людьми, и хорошими специалистами.

 

Николай: Что было после волейбола? Очевидно ты отказал этому тренеру?

 

Владимир: Да, я себя не видел в волейболе, но периодически возвращался мыслями: что, если бы пошел? Потому что вид спорта олимпийский, но в потом сказал: что уже, время прошло, идем дальше. У меня параллельно были увлечения боксом, боевым САМБО.

 

Николай: Ты в пауэрлифтинг пришел в возрасте 15-16 лет?

 

Владимир: Да, даже пауэрлифтингом я начал заниматься уже в институте. Сейчас до этого дойду: я стал увлекаться железками — 3 раза ходил в наш спорткомплекс — в Ванино, полчаса на автобусе с моего поселка, там познакомился с ребятами, с парнем, который был на тот момент у нас в командировке. Он стал мне писать планы, по которым я начал заниматься. Параллельно еще занимался боксом, борьбой, катался на коньках. Когда заканчивал школу, я не определился с поступлением в ВУЗ. У меня сосед — Женя захотел поступать в юридический — школу милиции. Я решил тоже смещаться в эту сторону, но что-то меня сбило, и я не успел подать документы. Решил, чтобы год не терять, поступить в институт физкультуры, а там, может быть, переведусь. Я хотел поступать именно на пауэрлифтинг, тяжелую атлетику. Именно когда я приехал, подавал документы, у меня опять закрались сомнения. На тот момент я был в самом соку при росте 190 см. я уже весил 95 кг. Уже была и взрывная сила, я был стройный, резкий. Задумался, может быть, поступить на кафедру игровых видов спорта, для меня это все знакомо, но пошел на кафедру единоборств. Туда входили пауэрлифтинг и тяжелая атлетика. Поступил и уже в институте физкультуры стал заниматься пауэрлифтингом — приседания со штангой, жим лежа и становая тяга. Моим тренером на тот момент стал Владислав Максимович Щетинов, с ним мы проработали 6 лет, он был тренером, совмещал преподавательскую деятельность и был завкафедрой. Когда я поступил, на тот момент у нас в зале был чемпион Женя Берун, он выиграл Россию, Европу. Возможно, он во мне увидел конкурента, был у нас разговор на повышенных тонах, и я при пацанах сказал: «Я тебя превзойду». Большое ему спасибо, он стал таким раздражителем, до такого момента, пока я рос за счет него, я пахал. Мне кажется, это работает везде, это психология человека. Важно, чтобы этот момент тебя мотивировал, а не отбрасывал назад, когда смиряешься, что кто-то сильнее. В последствии я его превзошел, у нас был разговор, и он с уважением сказал, что я молодец. Мы по сей день хорошие товарищи, периодически созваниваемся.

 

Николай: У меня тоже были в жизни аналогичные ситуации, но сейчас не обо мне.

 

Владимир: Ты тоже в жизни многого достиг в своей области, а получается, что шли одной дорогой — проходили одни и те же этапы жизненного становления, улучшения себя.
Вот так я попал в пауэрлифтинг. Что касается следующего вопроса: я считаю, что пауэрлифтинг — это база для любого вида спорта, для укрепления связочного, костно-мышечного аппарата, повышения силы.

 

Николай: То есть, несмотря на то, каким видом спорта ты занимаешься или планируешь заниматься, как база эти 3 упражнения пригодятся везде?

 

Владимир: Да, жим лежа, присед со штангой и становая тяга.

 

Николай: А пауэрлифтер занимается еще чем-то, чтобы прогрессировать в этих упражнениях или нет? Например,взять тягу — мы же гиперэкстензию можем делать?

 

Владимир: Это все нужно делать обязательно, потому что пауэрлифтинг развивает общую силу, но, т. к. у нас есть мышцы-стабилизаторы, их тоже нужно развивать — это бицепс, трицепс, широчайшие, дельтавидные, трапецевидные.

 

Николай: Я думал только эти 3 упражнения.

 

Владимир: Ты будешь расти, но у тебя произойдет момент, когда преобладающие мышцы станут более сильными, и пойдут травмы, потому что другие мышцы не поспевают. В своих подготовках пауэрлифтеры используют систему бодибилдинга, развивают все мышцы, чтобы это было гармонично. Хотя есть примеры, когда в весовой категории 75 кг. парни поднимают очень приличные веса, не обладая большой мышечной массой. Просто за счет силы сухожилий, связок и за счет техники. Допустим, приседали по 250-280 кг. Тягу делали по 300, жим 180-200. Именно в пауэрлифтинге размеры не важны, здесь важна сила и техника выполнения упражнений, поэтому, как базу, можно использовать в любом виде спорте.

 

Николай: Ты говорил, что у Вас в зале много занимались и легкоатлеты?

 

Владимир: Да, потому что спринтеры все приседали, делали рывки, толчок, это развивает скоростно-силовые качества.

 

Николай: Я прихожу к выводу, что для бега силовые показатели тоже очень важны. Чтобы бегать быстро и долго, нужно не только бегать.

 

Владимир: Плюс получается, что мышцы и связки обволакивают скелет, они оберегают суставы, забирая часть нагрузки на себя. Почему, если ты бежишь марафон, у тебя каменные связки и мышцы? Представляешь, если бы ты не был подготовлен — вся эта нагрузка уходит на сустав.

 

Николай: Даже не думал посмотреть с этой стороны. То есть это нормальная реакция организма?

 

Владимир: Да, мышцы приходят в тонус, у них повышается выносливость, плюс — ты тренируешься в горной местности в условиях гипоксии и этим повышаешь выносливость. Чем лучше готов, тем большее расстояние сможешь пробежать.

 

Николай: Если речь о пауэрлифтинге, то перед соревновательным периодом вы тоже обращаете внимание на гемоглобин, или он не имеет значения?

 

Владимир: Тоже важно. Если бы возможность, сборы тоже всегда делали в среднегорье. Взять любой вид спорта: если сборы провести на высокогорье, потом спуститься на равнину, в любом спорте будет прирост результатов. Проводились научные исследования с контрольными группами. Это все за счет гемоглобина.

 

Николай: Вы не использовали такие способы, как гипоксическая палатка? Или в то время это еще не было развито?

 

Владимир: В то время только начинало, но у меня был собственный пример в плане гипоксии. Это был 2001 год, когда взорвали башни-близнецы, был чемпионат в Болгарии. Мы все лето тренировались в Хабаровске, торф горел, была очень сильная задымленность, и помещение полуподвальное. Не было ни кондиционеров, ничего — лето, жарко, душно, реально не хватало кислорода. Просто пропахав лето, соревнования были осенью, в ноябре, поехав после этих 2 месяцев, когда жара спала, прирост был существенный. Было состояние, что готов бегать по потолку.

 

Николай: Интересно разобраться, на какой день это происходит?

 

Владимир: Каждый цикл проходит — расписывается базовая нагрузка, потом начинаешь разгружаться. Это в любом виде спорта, тебя выводят на суперкомпенсацию.

 

Николай: Там есть провалы, и главное в них не попасть.

 

Владимир: Если ты грамотно снизишь нагрузку, не будет провалов. Выйдешь в тот день, когда все ткани восстановятся, и будешь на пике недели 2. Это уже разработано, просто надо читать литературу. Используются всякие криосауны, комнаты с гипоксией — очень много методов восстановления.

 

Николай: Вообще в пауэрлифтинге результаты из года в год повышаются? Те показатели, которые сделали тебя чемпионом мира, уже побиты?

 

Владимир: Они побиты, но не в широкой массе.

 

Николай: Я ни в коем случае не хочу умалить твои заслуги, но в беге из года в год результаты растут.

 

Владимир: И у нас также. Наше поколение, и парни и девушки, были одни из первых, мы стали катализатором в плане психологии — стали поднимать очень большие веса, мы дали понимание, что можно идти дальше. Какие-то результаты побиты, какие-то нет. Но, допустим, та же тяга в 400 кг. могут потянуть только первые места и то не всегда, могут делать 380-370. В приседании мой соотечественник Коновалов Андрей присел больше, чем я — 470 или 480, у меня был лучший результат 450 на Кубке России в Орле. На международных соревнованиях в Майами я присел 445, на тот момент это были очень большие цифры. Мы дали понимание молодежи, что можно поднимать такие веса.

 

Николай: В беге тоже много примеров, когда девушки не могли пробежать определенную дистанцию.

 

Владимир: Я слежу, на Олимпийских играх смотрю, и чемпионаты мира, бывает, что рекорд стоял 26 лет, а потом преодолевают, и все начинают показывать такой результат. Также и в жизни бывает — сами себе барьеров наставят, а на кого-нибудь посмотришь, понимаешь, что все проще.

 

Николай: Какое для тебя самое значимое соревнование? Какая самая значимая победа? Или самая сложная?

 

Владимир: Коль, ты знаешь, для меня все победы были значимые, потому что меня так воспитали — я всегда чувствовал свою ответственность — за институт, за край, за страну. На меня это не давило, скорее даже помогало, потому что знал, что есть люди, которые в меня верят. Сделай все, что ты можешь, и будет, как будет. Нужно сделать все, что от тебя зависит. Ты занимаешься спортом, ты понимаешь, что тот, кто похалявил на тренировках, получит меньше. Если у человека есть понимание, что он делает, есть цель, план, то, я думаю, если где-то прохалявил, уже не добьется цели. Из мелочей рушится результат.

 

Николай: Значит, наш результат зависит от мелочей?

 

Владимир: Да, все большое состоит из мелочей.

 

Николай: Отличная идея, которую можно экстраполировать на все сферы жизни.

 

Владимир: Да, она подходит на все сферы жизни. Почему есть культура, наука, искусство — все взаимосвязано, все методы плюс-минус одинаковые.

 

Николай: Многие выдающиеся люди говорят, что к успеху их привел не талант, а именно дисциплина. Читаю это во многих мемуарах.

 

Владимир: Превалирует дисциплина. Почему в армии и детских спортивных секциях в первую очередь прививают дисциплину? Ребята приходят разные — кто-то поумнее, кто-то похитрее, кто-то посильнее, но дисциплина должна быть. Есть дисциплина — будет результат.

 

Николай: Например, много даже талантливых спортсменов, которые не жили по строгому регламенту.

 

Владимир: А сколько спортсменов перспективных остались перспективными, они ничего не добились. Им было дано природой какие-то качества — быстрота, сила, ловкость, но когда они это понимали, переставали быть дисциплинированными. И все, кто-то подзапил, на этом начался крах спортивной карьеры. Много таких примеров, когда говорят: А помнишь, такой-то был перспективным. Он так и остался перспективным, потому что в нем не было самоорганизации и дисциплины. Это основополагающее и в спорте, и в жизни. Если ты дисциплинирован, ты можешь откинуть лишнее и сделать важное сейчас.

 

Николай: Завершающий вопрос. Тебе же тоже наверняка бывало не хотелось и на тренировки, и на соревнования, провалы психологические, физические. Что тебя заставляло поддерживать дисциплину?

 

Владимир: Я уже сказал — ответственность. Перед людьми, которые мне делали сборы, платили зарплату, помогали формой, предоставляли зал. Я не мог халтурить, это черта характера — заставлять себя идти вперед, невзирая на различные факторы, сложности, которые встречаются на пути. Я вспомнил поговорку: «Сначала ты работаешь на свое имя, потом твое имя работает на тебя». Это, как у тебя с «РосКедр», все знают, что это качество и пунктуальность. Знаешь таких? Да, ребята делают все в срок, хорошие люди, лучше с ними контракт заключу. Это пример бизнеса, тоже самое, что касается спорта: если я — какой-нибудь спортивный функционер, приехал в другой город, спрашиваю про какого-нибудь спортсмена. Мне говорят, что он ответственный и слово держит, уже будет определенное отношение. Эта ответственность меня выручала в тяжелые моменты спортивной карьеры. Последние 2 года в психологическом плане были очень тяжелыми, потому что реально 15 лет в спорте, и последние года рос результат, приходилось пахать. У меня была мечта стать заслуженным мастером спорта, т. к. наш спорт не олимпийский, формула такая: либо выиграть 2 мира, либо мир 2 Европы.

 

Николай: Ты перевыполнил план.

 

Владимир: Да, ноя 4-х кратный чемпион мира и Европы, но по взрослым я выиграл 2 мира и 1 Европу, остальное я выиграл по молодежи.

 

Николай: Эти победы тебя как-то поменяли? Что дал спорт тебе в жизни?

 

Владимир: Во-первых, дисциплину.

 

Николай: То есть это не просто экстраполировалось на спорт, а пришло из спорта?

 

Владимир: Конечно, пришло из спорта, поэтому, наверное, детей нужно отдавать в какие-то физкультурные общества, и чтобы на начальном этапе это были командные виды спорта. Чтобы была и дисциплина, и умение общения с партнерами.

 

Николай: У меня были беседы с несколькими интересными людьми, с футболистом выдающимся, и психологом. На счет командных видов спорта они все-таки не согласны, потому что, когда ты занимаешься индивидуальным видом спорта, привыкаешь, что можешь рассчитывать только на себя — лучше адаптация для жизни.

 

Владимир: В плане дисциплины, самоорганизации я с ними согласен. Вообще, не даром говорят, что спорт закаляет и духовно, и физически. Бывает, приходят дети неуверенные, побаиваются, проходит 1-3 года, если был хороший тренер, дети расцветают. Становятся мужественными, смелыми.

 

Николай: Ты не первый, немаловажный факт, что выбирать даже не вид спорта, а тренера.

 

Владимир: Да, потому что, к сожалению, очень мало детских тренеров. Все говорят: тренер на всю жизнь. Нет, я скажу по себе, есть 3 стадии: детский подростковый (молодежный) и взрослый.

 

Николай: Конечно, разный подход, разные компетенции.

 

Владимир: Да, различая и физические, и эмоциональные. Я понимаю, что есть детский, подростковый и взрослый, который делает последнюю огранку — люди достигают лучших результатов.

 

Николай: То есть результаты в спорте высших достижений — это совместная работа?

 

Владимир: Вообще любая работа в спорте на результат возможна только при тандеме.

 

Николай: Какие самые сложные и запоминающиеся соревнования, которые тебя обогатили? Возможно, это не чемпионат мира, а чемпионат России, где ты поднял 450 кг. в присяде?

 

Владимир: Скорее всего, это были первые и последние соревнования. Первые соревнования были мастерские, когда я поехал в город Райчихинск Амурской области. Это были мои первые соревнования на выезде и первые в плане получения разряда. Приходилось справляться с волнением. Это было непросто. Есть такое понятие «перегореть» – оно относится и к спорту, и к жизни. Здесь самое главное не перегореть и собраться в нужный момент. Помню, что переживал. Помогли товарищи и тренер, отвлекали, это правильно, чтобы я не крутил это ночью перед стартом. Ты, наверное, это все тоже проходил?

 

Николай: Да, когда я занимался лыжными гонками, у меня не было ни одного раза, чтобы я не отсиделся в туалете — за 10 минут до старта живот крутит.

 

Владимир: У нас были такие ребята, я их называю «зальные чемпионы». В зале поднимают все, а как соревнования, не может, всю дорогу из туалета не выходит.

 

Николай: Есть такое выражение «Какой рыцарь перед боем на горшке не сидит».

 

Владимир: Сложными были 2-я Россия, 2-я Европа, 2-й мир. Чемпионом стать легко, потому что ты идешь, а во второй раз ты уже отстаиваешь, за тобой тянутся, ты являешься раздражителем. В этот момент понимаешь, что ребята тоже не стоят на месте, я стараюсь свой результат улучшить, чтобы они меня не догнали, но все равно от тебя уже ждут.
Ну и крайние соревнования — это был чемпионат мира на горнолыжном курорте в Австрии. Я выступил очень хорошо, сделал 9 подходов. Единственное, накрыло в тяге, сделал не совсем то, что мы планировали, но выступили очень хорошо. На тот момент к концу карьеры я весил 160 кг., помню там от гостиницы до спорткомплекса около 800 метров, я шел с одышкой, потому что высота около 1700 над уровнем моря. Мне повезло, что я выступал в последний день, как тяж. Там идет по нарастающей: мы приехали во вторник, соревнования начинаются в четверг, сначала легкие категории, потом средние, полутяжелые и потом уже тяжелые. Я всегда выступал в последний день — в воскресенье. Может быть, я адаптировался. У меня даже сейчас, когда сдаю клинические анализы, у меня верхние показатели гемоглобина.

 

Николай: Здорово, понятно, почему у тебя выносливость хорошая. При том что особо ничего не делаешь? Железо не принимаешь?

 

Владимир: Нет, обычный минеральный комплекс. Помню, сколько проходили диспансеризацию, всегда показатели гемоглобина были высокими. Может быть, природное, может быть, какая-то патология, но она мне идет в плюс.
Я закончил в 30 лет.

 

Николай: То есть пауэрлифтинг не как художественная гимнастика.

 

Владимир: Да, сила вообще приходит после 25 лет, пик с 23 до 30 лет.

 

Николай: Есть велогонщик, забыл его имя, но он в 42 года до сих пор выигрывает.

 

Владимир: Много таких примеров, про выносливость тоже говорят, что она появляется с возрастом. По идее, конечно, я считаю, что для спортсменов самый пик активности, если не брать художественную гимнастику и фигурное катание, где, если до 18 лет ничего не выиграл, то уже ничего не добьешься. В легкой атлетике с возрастом скоростные показатели падают, а выносливость растет.

 

Николай: Ты закончил 10 лет назад?

 

Владимир: Больше, я закончил в 2007 году.

 

Николай: Как ты сейчас живешь? Ты же в любом случае оставил спорт в своей жизни?

 

Владимир: Вообще, спорт это на всю жизнь, и профессиональному спортсмену ни в коем случае нельзя бросать, пойдет перестройка и гормональной, и периферической систем. Уходить нужно постепенно. Может быть, кто-то промолчит, но я скажу: у меня в 2013 году были панические атаки, вообще ни с того ни с сего. Все в жизни было нормально, но произошли сначала 1-2, я не понял, что это такое, потом повторно, пошел к врачу, сказали, что это панические атаки.
Такое состояние, что ты сейчас умрешь: учащенное сердцебиение, задыхаешься — неприятно. Причем, ни с того ни сего. Врачи сказали, что так организм перестраивается со спортивного режима на нормальный.

 

Николай: Интересно, недавно мой друг Никита — многократный чемпион мира и Европы по велогонкам рассказывал, что в 31 год, когда ехал после сезона в подъем, начал задыхаться, сердцебиение увеличилось. С этого момента он начал считать, что физическая форма пошла на спад из-за возраста. Он начал снижать нагрузки. Что-то похожее.

 

Владимир: Я пошел к кардиологу, думал, может быть, сердце. Рассказал, кто я, она сказала, что это нормально, такое состояние бывает у спортсменов и военных, потому что, когда организм постоянно находится в стрессе, он привыкает, а когда вы заканчиваете, организм перестраивается на обычную форму существования.
Бывает, что некоторые спортсмены, когда уходят из спорта и не следят за здоровьем, сильно поправляются, всякие побочные явления бывают. Нельзя резко бросать, надо постепенно. Ту форму, когда были в пике, тоже нагнетали постепенно, организм привыкал с годами.

 

Николай: Хорошо, это советы для профессиональных спортсменов, но как ты считаешь, должен ли присутсвовать спорт, физическая активность в жизни каждого человека?

 

Владимир: Однозначно, потому что спорт, физкультура — один из способов снятия стресса. Вспомните советское время: в каждом ВУЗе, на каждом заводе были спортивные команды, проводились всевозможные спартакиады трудящихся, школьников и т. д., потому что человек, который ведет физическую активность, меньше стареет, меньше болеет. Он более эффективен, физически и психологически разгружается от стресса. По большому счету, мы устаем именно психологически. Физически нашему организму для полного восстановления нужно 48 часов, а психологического восстановления могут понадобиться месяцы и годы. Спорт помогает в обычной жизни разгрузиться, переключиться и идти дальше. Опять же возвращаюсь к советскому времени, все занимались спортом, все площадки, стадионы были полными, люди меньше болели, были более дружными, атмосфера была более здоровой.

 

Николай: Надеюсь, так и будет, и мы с тобой в том числе популяризируем спорт через наш проект Биотропика.

 

Владимир: Я слежу за твоим инстаграмом, и мы общаемся, я очень рад, что ты имеешь возможность популяризировать именно в таком широком формате, чтобы дать возможность обычным людям, рассказать им на своих примерах, чтобы они не допускали тех ошибок, которые бы отталкивали от занятий физической активностью. Это самое главное, потому что сейчас даже в индустрии спорта, фитнеса много посторонних людей, которые закончили курсы, люди говорят, что я буду приседать, тянуть, это же травмоопасно для позвоночника. Нет, ребята, наоборот, это поднятие гормонального фона, укрепление связочного, костно-мышечного аппарата. Просто должен быть принцип постепенности, а у нас как пришел 2 дня позанимался, потом ничего не делает.

 

Николай: Это распространенная ошибка.

 

Владимир: Это везде и во всех видах спорта. Некоторые считают, что спорт — это травмы, это плохо. Нет, травмы в профессиональном спорте, а физкультура как раз придумана для того, чтобы человек меньше болел, был более веселый, общительный.

 

Николай: Спасибо, Вов. Думаю, многим было интересно и полезно узнать историю становления легенды нашего пауэрлифтинга.

 

Владимир: Вся наша сборная 10 лет была на Олимпе, мы были первыми в пауэрлифтинге. Когда приезжала сборная России, все знали, что первой будет сборная России, вторая — сборная Украины,а потом уже американцы и прочие. Реально та сборная, в которой был я, все парни были такие же целеустремленные, дисциплинированные, ехали и выступали за страну.

 

Николай: Я хочу сказать, что пауэрлифтинг — это не бодибилдинг, не красота, а сила. Спасибо.