Владелец сети фитнес-центров Антон Макаров об организации фитнес-залов, о новых бизнес-моделях и о роли здорового образа жизни

4 месяца назад14 мин. читать

Николай: Сегодня у нас нестандартная встреча — не с доктором, не с с доктором медицинских наук, а с предпринимателем. Антон Макаров — создатель сети фитнес-клубов, поговорим об организации фитнес-залов, о бизнес-моделях в фитнес области и о роли ЗОЖ в современном обществе. Делаю это интервью специально для нашего бизнес-клуба «Спортивные предприниматели», приглашаю всех — одноклубники делятся своими компетенциями. В то же время, куда бы Вы ни поехали, можно найти компанию для совместной пробежки, тренировки. Это позволяет нам с большим доверием находит и компетентное мнение, и в то же время партнеров.

 

Интересно, как пришли к фитнес-клубам, как все это изнутри организовано, какая сейчас ситуация у населения по отношению к спорту? Есть ли услуга по удаленному сопровождению? Мы сейчас занимаемся разработкой проекта, которое позволит людям, где бы они не находились, это как раз Биотропика, помимо информационного раздела, есть раздел «Тренер твоего тела», где мы можем удаленно тренировать людей по всей стране и не только.

 

Антон: Классная идея, вообще все уходит в онлайн, и за этим будущее. У меня модель построена  на физическом присутствии. Онлайн мы пробовали, когда была пандемия, все кинулись в онлайн-тренировки, но это нужно выстраивать совершенно другой бизнес.

 

Николай: Как многие кафе сейчас переходят на доставку.

 

Антон: Да, признак системной компании — умение быстро перестроиться, адаптироваться, потому что рынок меняется, а компании, которые не могут быстро меняться, либо умирают, либо остаются где-то внизу. Быстро перестроиться нам в эту сферу я пока не вижу необходимости.

 

Николай: У Вас индивидуальные тренировки?

 

Антон: Основная услуга у нас — это тренажерный зал в свободном доступе, люди в любое время с 8:00 до 23:00 покупают абонемент или разовое посещение и занимаются. Основной акцент на тренажерный зал, начинали мы и с групповых занятий — йога, фитнес, танцы.

 

Николай: Расскажите, как называется, сколько залов, только в Санкт-Петербурге?

 

Антон: Да, у нас самый крупный зал «Олимп фитнес», раньше их было два, в пандемию мы один закрыли, там 900 метров — групповые занятия, единоборства и тренажерный зал. И есть еще 2 небольших зала на цокольных этажах — там мои помещения, где я выступаю, как арендодатель.

 

Николай: Тогда Вы застраховали свой бизнес.

 

Антон: Да, там попроще, понадежнее, но они небольшие — по 250 метро, этот формат мне нравится. Грубо говоря, фитнес у дома, как попить кофе или перекусить. А так позаниматься только 2 варианта: либо на улице, хоть мороз, хоть жара, либо ехать в фитнес-клуб, пару лет назад далеко не в каждом районе были. Все равно, если сравнивать с обеспеченностью другими услугами, теми же парикмахерскими, они есть в каждом не то что микрорайоне, в каждом дворе. А какого-то легкого, доступного фитнеса, когда ты просто вечером в тапках, штанах спустился позанимался — мало. И мы как раз эту нишу занимаем — простой, доступный по входу. Есть годовые абонементы, но есть и месячные. Это наше УТП, когда мы людям даем возможность, как попить кофе, без абонемента — заплатил 400 руб. и занимаешься.

 

Николай: С какими сложностями столкнулись при открытии, и что на сегодняшний день мешает масштабированию?

 

Антон: Я изначально работал тренером в крупной клубе, и потихоничку прошел, как предприниматель. Прошел все ошибки от найма родственников до неправильного выстраивания отношений с сотрудниками, арендодателями. В общем, все ошибки прошел за 12 лет, сейчас более-менее понял, какие действия нужно совершать, какие нет. Сейчас мы занимаемся тем, что систематизируем, пытаемся выстроить все отделения, которые нужны, чтобы я там был не в роли исполнительного директора и кучи других должностей, а все-таки больше в роли владельца, чтобы компания работала автономно — это очень сложный процесс, и большинство компаний не перескакивают в эту сторону. Они остаются, что владелец всегда один, только и следит за всем. И вот мы пытаемся как-то сделать, чтобы я был учредителем, чтобы у меня был исполнительный директор и т. д. Я сейчас занимаюсь этим, не развиваюсь вширь. Я за все время открыл 9 клубов, но сейчас мы сконцентрировались на 2-3 и за счет этого можем навести порядок, потому что масштабировать хаос — не лучшая затея. Я работаю именно над процессами, инструкциями, регламентами.

 

Николай: На ручном управлении?

 

Антон: Как раз хочу отойти от ручного управления. Тут сразу встает вопрос, хватит ли маржинальности бизнес-модели. Можно взять какой-нибудь пункт выдачи или шавермочную и представить, что там будет такая выстроенная система — практически нереально. Сейчас можем столкнуться просто с тем, что у нас не хватает прибыльности, маржинальности, чтобы содержать всю инфраструктуру.

 

Николай: А это с чем связано? Конкурентность растет?

 

Антон: Просто сама модель, если мы берем крупные фитнес-клубы, там не с проста годовой абонемент, почему там разовое посещение стоит 1500 из расчета, что это не их услуга, они не на этом зарабатывают. Их основной продукт — большой абонемент. Получается, если человек покупает все, что меньше, для них невыгодно. А мы идем по другому пути: человек платит за разовое посещение или за месяц, и мы думаем, что это наше преимущество, а, может быть, наоборот, недостаток — тут надо все считать. Может быть, есть какой-то порог, после которого срок жизни клиента окупается, а до этого он просто позанимался, деньги в кассу занес, а по факту, может быть, мы получили убыток. Сейчас мы уперлись в то, что нам не хватает прибыли, чтобы содержать штат. Возможно, это окупится большим количеством клубов. Например, если их будет 10, также понадобится один отдел персонала, который будет нанимать сотрудников, и на 2 клуба тоже нужен один отдел, но соотношение понимаете.

 

Николай: Смотрел интервью Галицкого — выдающегося предпринимателя современности, и у него есть такое правило: один человек не может управлять более 7 филиалами, поэтому тут кадры решают все. Хочешь масштабироваться, нужно искать.

 

Антон: Тут вопрос, на какую должность, как мотивировать, потому что нанять не сложно на оклад, а как выстроить KPI, как сделать, чтобы он приносил больше.

 

Николай: Да, потом подкручивать. Интересно, вопрос организационного характера ясен. А внутри есть какой-то повышенный спрос на эту услугу?

 

Антон: Сейчас, получается, в рынке мини-фитнеса спрос стал даже больше. Я вижу эту ситуацию, что люди с больших премиум-клубов переходят в эконом, а с эконом переходят на еще более доступные — к нам. В общем, потихоньку сдвигается ценовой порог. Если до пандемии все себя хорошо чувствовали, и цена абонементов росла, то сейчас, на самом деле, во всех сферах дефицит денег в рынке, и все начинают экономить, и все услуги, которые более-менее бюджетные на волне. Спрос есть, люди никуда не пропали, и в пандемию спрос был, люди не перестали заниматься. Наоборот, здоровье у людей стало в приоритете. Рынок перераспределился: раньше большие клубы, сейчас часть людей перетекает к нам. В целом спрос есть, люди приходят, покупают. Может быть, первый год еще не все понимали, что происходит, а сейчас уже все для нас вернулось в привычное русло. Спрос нормальный, предложение поубавилось — по статистике до 30% клубов закрылось. Кого-то смыло с рынка, но люди также ходят, поэтому пока нормально.

 

Николай: Вы говорите, что формировалось за 12 лет понимание, на какие грабли нельзя наступать. Может быть, расскажем для предпринимателей из других регионов? Может, какие-то принципиальные советы дадите?

 

Антон: Основное — это, действительно, кадры. Большинство начинают строить именно компанию, пытаются настраивать продукт, улучшать, но начинать надо с команды. Ты набираешь команду, и потом уже не так важно, чем ты будешь заниматься, если у тебя есть 3-5-10 человек, на которых можно положиться, которые способны, называем «человек+», который решает больше проблем, чем создает. Если ты набрал такую команду, то с ней уже намного проще развиваться. Первое — акцент на людей, а не как все предприниматели начинают погружаться в дела. Начинать с
людей, а уже с этими людьми ты можешь пойти, хоть в отели, хоть в фитнес — куда угодно.

 

Николай: Абсолютно согласен, очень много публикаций, даже тот же IVI – ребята создали совершенно другое направление, в нем прогорели, но Леонид Богоуславский сделал ставку на команду и придумали онлайн кинотеатр, который сейчас один из крупнейших.

 

Антон: Да, та же стратегия голубых океанов, когда Вы не пытаетесь конкурировать, а стараетесь преобразовывать продукт, добавлять ценность и уходить вне конкуренции.

 

Николай: А что такое стратегия голубых океанов?

 

Антон: Есть книга, можно почитать. Эта стратегия дает непосредственные инструменты, каким образом: большинство компаний просто берут и делят существующий пирог — за счет снижения себестоимости и т. д. А некоторые компании просто идут и, как IVI, просто создают рынок. В области фитнеса есть компания «Фит Керс», они взяли и пересмотрели рынок фитнеса в пользу тетенек, которые стесняются своего тела, не могут ходить в тренажерный зал, но у них не хватает знаний, чтобы заниматься дома. Они просто сделали небольшие залы, где просто поставили тренажеры по кругу, причем, тренажеры простецкие — просто гидравлика. Казалось бы, полная ерунда, но все тетеньки туда хлынули. Это международная сеть — существенный игрок. Вместо того, чтобы пытаться выстроить привычную модель фитнес-клубов, они просто ушли туда, где у них вообще нет конкурентов.

 

Николай: Причем, рынок существовал, его ненужно было создавать.

 

Антон: Чуть преобразовали.

 

Николай: Интересная бизнес-модель, что ты не новый товар создаешь и рынок под этот товар, а под существующий рынок создаешь немного отличающийся товар.

 

Антон: Там есть 5 абсолютно рабочих задач, которые нужно решить, чтобы перейти — добавить ценность. Возьмем тот же самый цирк Дю Солей, они могли конкурировать с другими цирками, где животные, шатер — все сложно. А они соединили театр и цирк, сделали приближено к театру по стоимости, убрали всю лишнюю нагрузку — животных и т. д. И сделали театральное представление, но в цирке — тем самым они захватывают и аудиторию театров, и в то же время, они оставили все преимущества цирков — гимнастов, акробатические номера и т. д. Таких примеров, когда компании просто переделывали под себя рынок, а не пытались конкурировать.

 

Николай: У меня товарищ Илья Капустин «Фит Стар», его идея, что тренера сами к нему заходят: он пускает к себе, записывают видео, и, если пользуются популярностью, то это уже смарт тренировки, которые позволяют взаимодействовать с любым приложением. Сейчас его план — договориться с Самсунгом. Своего рода уникальность. Даже в сфере фитнеса сегодня популярно: арендуются небольшие помещения, устанавливается туда оборудование простое, все это сдается, как бьюти-коворкинг, через телефон.

 

Антон: Да, как раз сейчас волна — много тренеров остались без работы, больших клубов, как премиальный продукт, упало, и большинство тренеров остались без работы. У нас появилась услуга аренда тренажерного зала, много туда людей пошли, арендуют почасовые пространства. Сейчас тренера уже клубам не принадлежат. Развив свою страницу в инстаграм, они могут уже сами работать без клуба. Скоро клубы на тренерах вообще не будут зарабатывать, потому что это настолько ненадежно. Представьте, лет 5 назад человек ушел бы с какой-то работы, ему и себя не раскрутить, потому что непонятно, и рекламу сложно подать. Сейчас достаточно нормально вести социальные сети, и вся эта структура-организация не нужна, можно открыть того же самозанятого. Все упрощается. Людям на себя работать намного проще.

 

Николай: И клиентам выгоднее, потому что не платят комиссию.

 

Антон: Со стороны клуба, конечно, это неправильно. Если мы по факту начинаем считать, то у нас персональные тренировки — самый низкий маржинальный продукт. Представьте, если тренер официально оформлен, 44% от всей суммы уходит во все фонды, взносы и т. д., а нам же еще нужно — администратору, уборщице и т. д. Тренера думают, что клуб много забирает, но по факту, как и в большинстве профессий, просто не видит расходов.

 

Николай: У меня товарищ сейчас организовал, на мой взгляд, совершенно уникальное предложение, клуб на 150 квадратных метров, я туда регулярно хожу для разнообразия. Там небольшое количество тренажеров, там только 2-3 человека могут заниматься, и это исключительно персонально. Я вижу, что это весьма востребовано, особенно в пандемию. У нас был бизнес-проект — большой бьюти-коворкинг, мы туда много вложили, практически доделали ремонт, но бахнула пандемия, все салоны красоты закрывались.

 

Антон: Все идет к тому, что люди будут сами арендовать. Сейчас все будет упрощаться.

 

Николай: То есть перспектива обычного фитнес-клуба не самая лучшая?

 

Антон: Скажу так — очень много сетей, кто-то зарабатывает на продаже, а кто-то на росте компании. Самый крупный игрок на рынке фитнеса сейчас убыточный. Несмотря на то, что он активно развивается. Они настолько капитализируют свою компанию, что они миллиардеры. То есть они зарабатывают на росте компании. Не сказать, что фитнес убыточный. Наоборот, сейчас тренд на здоровый образ жизни, наверное, Вы и сами замечаете: если раньше на НГ все пили алкоголь, то сейчас уже 1-2 числа много людей бегающих, сколько людей на велосипедах, самокатах, здоровый образ жизни сейчас в тренде. Раньше, по статистике, спортом для здоровья занимались только 3%.

 

Николай: Если отмотать еще лет на 100, это считалось плохим тоном.

 

Антон: Сейчас, по ощущениям, уже процентов 20. все понимают роль физической культуры, питания, много спортивных площадок. Спрос есть, но крупные площадки все, что от 3000 — мертвые. Оптимально — это средние клубы 1000-3000. И хотят все с бассейном. Часто есть красивая картинка, но, если начать считать деньги, ничего хорошего. Оборудование дорогое, все же американское. На эти вложения инвестор должен получать обратный возврат.

 

Николай: То есть для кого-то это просто хобби, как для футболистов ресторан — дань моде.

 

Антон: Да, но тоже рестораны бывают и прибыльными, и убыточными  – зависит от того, как управляешь, но в целом, если возвращаться к перспективам фитнеса — все нормально. Спрос растет, значит, на растущем рынке все будет нормально. Конкуренции у нас особой нет, если сравнивать с Москвой, в Москве плотность в десятки раз выше. Там насыщенность больше, арендные ставки выше, они там бьются, грызутся, а у нас полухалява. В регионах вообще ничего нет.

 

Николай: Как в 90-е?

 

Антон: В этом рынке да.

 

Николай: Хороший совет, какие ещё советы для ребят, которые в регионах рассматривают возможность открытия фитнес-клубов?

 

Антон: Начать с команды, далее — выбор стратегии, очень часто люди идут и вперед не смотрят. Нужно изначально исходить из цели. Если изначально цель сделать большую сеть фитнес-клубов, то нужно и изначально выстраивать, понимать, что на свои деньги это не сделаешь, нужны какие-то инвесторы. Развить из маленькой качалки практически нереально. Из советов: стандартное — не нанимать на работу родственников и друзей, лучше дружба, которая выстроена из бизнеса.

 

Николай: Чувствуется, что есть печальный опыт.

 

Антон: Конечно, 2-3 друга, с которыми мы работали, теперь мы просто знакомые.

 

Николай: Честно говоря, у меня аналогичный опыт.

 

Антон: Вообще, если пофилософствовать, я пришел к выводу, чем бы ты ни занимался, правила и принципы одни и те же, все проходят один и тот же опыт. Если посмотреть предпринимателей, они будут схожие ошибки совершать, но самое главное, если они все это пройдут и сделают выводы, то на самом деле им проще в другой сфере и вообще в жизни, в семейной, в самоопределении. Если человек путь бизнеса проходит, то он через эту призму видит жизнь под другим углом, поэтому это хорошая школа. Просто жизнь можно прожить, как читать одну и ту же книгу: встал, пошел на работу, пришел с работы, посидел с детьми, лег спать — все. Если ты 50 лет читаешь эту книгу, то шанс, что ты через 50 лет сможешь что-то полезное привнести в общество, невелик. А если ты постоянно пробуешь, общаешься с разными людьми, развиваешь проекты, проблемы, ошибки, конфликты — через 10 лет ведения бизнеса ты уже теоретически в жизни знаешь больше, чем человек, которую прожил всю жизнь, но не занимался бизнесом. У него видение такое: государство мне должно и т. д.

 

Николай: Я тоже часто размышляю, как экстраполировать бизнес на жизнь, мне часто помогает такое сравнение: спортсмен может быть более успешен в бизнесе. В жизни ты не видишь так быстро результаты как в спорте, и спорт как отличный пример, что, если ты что-то делаешь, то результат будет.

 

Антон: Есть даже книга — спорт дает самое главное, условно говоря, быстрые победы, т. е. ты начал заниматься и уже через неделю чувствуешь себя лучше, через 3-4 месяца фигура меняется. Ты на фоне этого видишь взаимосвязь между действиями и результатом. Ты получил быструю победу и понял, что, чем больше вкладываешь, тем больше результат. Дальше у тебя перенос: если я не буду нанимать первых попавшихся людей, а буду перебирать, я, наверное, рано или поздно найду подходящего. Спорт зажигает искру, что ты управляешь. Разница между предпринимателем и обычным человеком в том, что он меняет среду и управляет своей жизнью, а обычный человек думает, что у него судьба — так уж я родился в небогатой семье, страна такая и т. д. – туннельное зрение, что он не может ни на что влиять. А предприниматель, начиная со спорта, внезапно понимает, что он вообще все может. Есть куча примеров, когда больные, кривые многого добивались. Человек смотрит и понимает, а я-то почему не смогу — у меня две ноги, две руки — это все переносится. Спорт — это хорошая школа. Если бизнес — это школа жизни, то спорт — это упрощенная модель бизнеса. Ты понимаешь взаимосвязь между действием и результатом.

 

Николай: Отлично сказано, в этих словах и философия, и мотивация.

 

Антон: Может, как раз, если хочешь чем-то заняться, правильно начинать именно со спорта — ты повышаешь уровень энергии, получаешь быстрые победы, и все — ты уже на голову выше.

 

Николай: Где-то у себя в блоге  писал: Не знаешь, что делать, занимайся спортом!
Если конкретно к рекламным инструментам: какие из них рабочие для фитнес-клуба? Какие советы можно дать ребятам в регионах? Что дает конверсию?

 

Антон: Если выбрать 2-3 направления, чему надо учиться — это юриспруденция, экономика и маркетинг. Эти инструменты пригодятся везде. Маркетинг многие воспринимают, как конкретные инструменты — настроить таргет и т. д. – это последняя часть маркетинга, оперативная. В маркетинге есть уровни стратегические: а что мы будем продавать? Чем отличаемся от конкурентов? Какую проблему решаем?

 

Николай: Любой предприниматель должен быть маркетологом.

 

Антон: Да, но именно настоящим маркетологом, а «я умею настраивать рекламу Вконтакте» – это не маркетолог, это девочка, которая за 15 000 может нажать 2 кнопки, а маркетинг идет намного глубже. Изучить маркетинг и понять, что работает, а изначально работает хорошо построенная воронка. Если у Вас нормальное предложение, лид-магнит, продукт-пробник — с этим ты можешь любыми инструментами. Хоть это будет таргетированная реклама в соцсетях, за которыми сейчас, наверное, будущее и контекстная — сайт, лендинг. Что на на нем изображено? Как будет конвертировать? Зависит не от инструмента, а от уровня маркетинга. Возвращаясь к Вашему вопросу, суть не в инструментах, а именно в стратегии и тактике, а как донести — это не так важно, можно хоть листовки раздавать.

 

Николай: Что наиболее эффективно?

 

Антон: У нас соцсети, больше Вконтакте. Вообще, если бы мы заморочились и делали классный, хороший контент, наверное, лучше был бы инстаграм — он и подешевле, и попроще, но мы, в основном, Вконтакте и Яндекс-директ.

 

Николай: Это органически или реклама?

 

Антон: Конечно, реклама, у нас 200 тыс. в месяц уходит на контекстную рекламу, т. е. человек просто вбивает «фитнес клуб», и выходим мы.

 

Николай: Тут масштабирование снижает затраты на маркетинг.

 

Антон: Проблема в том, что сейчас цена заявки везде растет. Во всех нишах все дороже и дороже, раньше можно было получить и на 30 000 какие-то заявки, сейчас уже с таким бюджетом лучше вообще не влазить. Особенно, если есть сильный конкурент, поэтому маркетинг — это главное, а инструмент — таргетированная реклама.

 

Николай: По возрасту кто основные клиенты фитнес-клубов?

 

Антон: Если единоборства, то это мужчины 25-35, если классический фитнес, то чуть пошире — и с 18 студенты ходят. Зависит от продукта. У нас продукт разнонаправленный, у нас целевая аудитория большая, хотя в идеале надо снишеваться и выбрать более конкретную. В общем и целом фитнес-клубы тем и берут, что у них набор услуг от женщин-домохозяек от йога-фитнес по утрам до качков. Они продают один и тот же продукт, который удовлетворяет потребности всех целевых аудиторий. Можно снишеваться, например, как Вы говорите — работать только с персональными занятиями — это определенная категория. Есть студии йоги, пилатеса, растяжки и т. д.

 

Николай: У меня есть знакомая — Анастасия Завитовская, я бы у нее в клубе. Уникальный для человека из региона проект — студия растяжки, она впервые все организовала, т. к. гимнастка. Ничего нет, никакого инвентаря.

 

Антон: Если человек в чем-то профессионал, надо в этом и развиваться. Но представьте, насколько все у нее завязано на ней. Если она захочет уйти из самозанятости.

 

Николай: Она ушла в декрет, у нее работают. Меня встретила девушка, она приехала из региона, познакомилась с растяжкой впервые, приехала из региона, из Перми в Санкт-Петербург.

 

Антон: Интересно, те люди, которые болеют и в чем-то разбираются, продукт сделают сильный. Как с такими студиями конкурировать какому-нибудь фитнес-клубу, где тренер абы какой, ведет утром йогу, днем — пилатес, вечером растяжку. Такие узко направленные ниши свою аудиторию забирают.
У нас был, слава Богу, недавно закрыли — танец живота. Представьте, фитнес-клуб и танец живота, и берем специализированную студию, где рюшечки, антураж. А тут рядом ходят качки в майках. Мы как бы конкурируем со всеми и всем проигрываем, поэтому у меня сейчас акцент — тренажерный зал. Но у меня есть оборудование.

 

Николай: У нас здесь в бизнес-центре ребята организовали студию, была популярна, но, как только «Фит Фэшн» открылся, они закрылись. Там хорошее оборудование с двойными педалями, контактами, ватты мерят, статистику выводят, кто победил. Их это убило: одна тренировка стоила 3000-4000, а тут целый абонемент.

 

Антон: В фитнесе люди, по-сути, покупают помещение, уборку, работу техника. Тенажеры и тренер — это далеко не основное, нужно многое предусмотреть. С кем конкурирует фитнес-клуб? По-сути, с ресторанами, заведениями, где человек может провести время: он может утром пойти где-то перекусить, поработать, а может пойти позаниматься. Это как досуг, сможет ли полезный досуг перебить вредный досуг, которого миллионы предложений, поэтому от входа до выхода все должно быть на уровне.

 

Николай: Интересный совет, потому что многие делают акцент на оборудование.

 

Антон: Хорошее оборудование сейчас практически везде.

 

Николай: Какие еще есть мысли, идеи, если предположить, что на другом конце экрана предприниматель, который будет нас смотреть с запросом открыть фитнес-клуб? Вы открыли 9 фитнес-клубов и закрыли 6 из них.

 

Антон: Из всех 9 фитнес-клубов только один получился не очень, остальные были прибыльные. Причем, как обычно, на первом ошибаешься — первый блин комом, а у меня получился один из последних 7й или 8й.

 

Николай: В чем причина?

 

Антон: Причина в том, что я обычно работал один, а тут  первый клуб, который я открывал с партнером. Получился полный провал. Расскажу интересную историю: я еще продаю б/у оборудование, свое, когда изнашивается и просто перепродаю. Однажды приехал человек, говорит: Я хочу у Вас купить 10 шкафчиков. Я его привез на склад, показываю, спрашиваю: А зачем Вам шкафы? Он говорит: Я хочу открыть фитнес-студию. Спрашиваю: А где? Он: Там-то. Я: А Вы считали по деньгам? Он: Нет, но у меня тренер хороший. Я: А если он уйдет? Он: Да, если уйдет, будет обидно, у меня все на нем заточено. Я: А Вы считали, что, если человек у Вас купит за 12 000, то Ваша только 1000, потому что это на год — 1 месяц — 1000, остальные 11 000 — резерв. Их надо отработать. Условно говоря, если клуб закрывается, Вы человеку будете делать возврат. Часто ошибка в фитнесе: пришли 100 000, они говорят: Мы заработали 100 000. На самом деле из них 1/12 можно смело убрать, т. е. мы заработали 8 000, а в кассе у нас 100 000. Иллюзия, что у нас много денег, заканчивается, когда клуб либо закрывается, либо наступает пандемия. Люди приходят за возвратами, а ты уже раздал на аренду, зарплату, уборку и т. д. Ты думаешь: Как так, минуту назад я был прибыльным бизнесменом, а сейчас уже должен всем, и на меня уже суды. Я ему это все рассказал, и человек такой: Ладно, на счет шкафчиков я подумаю. И ушел, а я думаю: Вот  продавец от Бога. Зато человека спас. Смысл в том, что заходят с одними расчетами на бумажке, а опыт показывает, что финансовая модель немного по-другому работает. Это, как и в жизни: Если живешь на последние и в кредит, то долго не протянешь. Должны быть резервы, запасы, какой-то фонд развития и т. д. Совет: Научиться правильно считать деньги, так называемая точка безубыточности с фондами.

 

Николай: Это в любом бизнесе.

 

Антон: Да, казалось бы, что такое прибыль: доход минус расход, нифига, еще все идет в разделе времени. Если инвестор получил 100 000 за год — это одна прибыльность, а если он это получил на протяжении 3-5 лет — это совершенно другая рентабельность. Плюс фонды. В общем, нужно все изучать, лишним не будет.

 

Николай: В принципе дельные советы, чувствуется предпринимательский подход, поэтому, думаю, очень многим будет полезно посмотреть. В любом случае мы оставим контакты Антона, можете обращаться. Открыт к общению.

 

Антон: Настолько открыт, что людям в ущерб себе помогаю.

 

Николай: Спасибо!