Виктор Мельников — мастер спорта по плаванию, ультрамарафонец, тренер со стажем более 11 лет: Плавание игра в долгую

2 месяца назад15 мин. читать

Сегодня у нас в гостях Виктор Мельников — мастер спорта по плаванию, ультрамарафонец, тренер со стажем более 11 лет, проплыл 180 км. на X-Waters, поговорим про аспекты плавания, философию длинного плавания, про ультрамарафонские дистанции, мотивацию на длинных заплывах и плюсы плавания.

 

Николай: Длинное плавание стереотипно, что очень сложно, и только единицы могут плыть больше 2-3 км.

 

Виктор: При желании можно этого достичь. При системном подходе, дисциплине — вперед.

 

Николай: Если взять для примера меня, то сколько бы лет я не пытался начать плыть, у меня не получается полноценно, потому что один тренер говорит: кость тяжелая, второй: ты слишком закрепощен. Звезда на воде никогда не получалась.

 

Виктор: Для мужчин это нормальная история, потому что пипка перевешивает.

 

Николай: И это не говорит о том, что я не могу плавать?

 

Виктор: Нет, я сам не лежу на воде. 12 лет я отплавал в принципе, чтобы выполнить норматив.

 

Николай: В каком возрасте Вы его выполнили?

 

Виктор: В 16 лет, это была спортшкола. Сейчас, если ложусь на воду, учитывая рост, центр тяжести смещен, тоже не могу, поэтому это нормально. Девчонки хорошо лежат на воде, у мужиков сложнее. Но с точки зрения подготовки, если брать, с кем я работаю — это любители, люди, которые до 35 лет просидели в офисе и пришли заниматься плаванием.

 

Николай: Кто куда, кто-то в триатлон.

 

Виктор: Да, триатлон чуть моднее, плавание попроще.

 

Николай: Но плавание и триатлон неотделимы.

 

Виктор: Да. Люди, которых я готовил большинство учились плавать с нуля.

 

Николай: Интересно, а разница между коротким плаванием в бассейне и на 3 км. – это разная техника?

 

Виктор: Техника одна, что спринт, что длинные работы, ты же не можешь ехать на велосипеде с разной техникой.

 

Николай: Но по энергозатратам, скорости?

 

Виктор: Да, подготовка разная.

 

Николай: Расскажите тогда про подготовку, а дальше пойдем по советам для ребят, которые никогда не плавали.

 

Виктор: Спринт — это 50-100 метров.

 

Николай: Да, есть бассейны 50 метров, по-моему плавают 4 бассейна, не плавают же по 3 км.?

 

Виктор: Почему? В бассейне самая длинная олимпийская дистанция — 1,5 км.

 

Николай: Я думал только в открытой воде такие дистанции.

 

Виктор: Нет, открытая вода — это 5,10, 16, 25 км. Вопрос подготовки к заплывам в бассейне — это одна история, направленность тренировок, возможность организма адаптироваться. Допустим, во взрослом возрасте довольно сложно набрать скорость, нет нужной подвижности суставов, растяжки. Это очень кропотливая работа, игра в долгую. Плюс результата такого не будет, как, если бы человек занимался с детства.
Николай: То есть лучше с детства водить в бассейн?

 

Виктор: Конечно, пловцы, как спортсмены реализуются к 16-18 годам. Если до этого не реализовался, уже все, переходит из профессионального спорта в хобби.

 

Николай: Похоже на художественную гимнастику, связано с особенностью подвижности суставов в раннем возрасте?

 

Виктор: Конечно. Молодые подвижные, гибкие. Мы сейчас говорим о взрослых, почему длинные заплывы и открытая вода, это возможность совместить с путешествиями.

 

Николай: Да, тут про философию немножко, почему людям это становится интересно?

 

Виктор: Это путешествия, интересная активность, общение. Просто на своем примере тренировочном с людьми, с которыми я работаю, для многих такие заплывы помогают показать себе, что я могу.

 

Николай: Интересно, это про любой вид спорта.

 

Виктор:Человек начинает готовиться, и на такой работе люди начинают осознавать, что такое игра в долгую.

 

Николай: Идея в том, если я могу сделать то, что обычные люди не делают, значит, я могу и в чем-то другом быть таким же успешным, выдающимся?

 

Виктор: Результат любит постоянство. Сейчас, к сожалению, такое время, что все хотят очень быстрого результата, а получить результат быстро невозможно.

 

Николай: И ты на примере понимаешь, что ничего не бывает просто так.

 

Виктор: Да, что, если ты чего-то хочешь получить, нужно напрячься. Нельзя научиться плавать за 8 занятий. Когда ко мне приходит любитель и спрашивает: за сколько занятий я научусь плавать. Я отвечаю, что за 100 занятий. По чему такая цифра? 52 недели в году, убираем отпуск, занятия 2 раза в неделю, за это время ты чему-то научишься. За 8 занятий можно научиться надевать плавки, и то не факт.
Так в любом деле. Я сам пошел заниматься в зал, только, спустя год интенсивной работы по 3 раза в неделю, я начинаю чувствовать какой-то результат. Я пошел на бокс, я понимаю, что это игра в долгую. Отходил несколько месяцев, и как ничего не умел, так и не умею. У многих, кто приходит учиться, заниматься эта трансляция игры в долгую помогает в жизни и в работе в принципе, не торопиться.

 

Николай: И осознанно подходить к ожиданию результата.

 

Виктор: Да.

 

Николай: Очень многие же начинают, быстро бросают, и нет результата.

 

Виктор: Да, нет результата, неоправданные ожидания, навязанный маркетинг вокруг.

 

Николай: Есть ли люди, которым не суждено поплыть физически?

 

Виктор: Почему-то горные народы совершенно не плавучие. Скорее всего это какая-то физиологическая особенность. У меня есть замечательный пример ученика, когда он ко мне пришел, я на него посмотрел и сказал: ты не поплывешь никогда, потому что это тяжелый атлет выше 2 метров ростом, гора. Начали заниматься, суточный заплыв в бассейне он у меня отплавал, от Питера до Кронштадта проплыл, 21,1 км. в бассейне тоже проплыл. До этого мы с ним дошли за 2,5 года. То есть все плывут, примеров масса.

 

Николай: Как бы Вам ни казалось, кто бы Вам ни говорил, плыть может каждый!

 

Виктор: У меня мужчина 57 лет пришел 4 года назад, в прошлом месяце проплыл 181 км. по Волге вместе со мной.

 

Николай: Получается, плыть может каждый. Зависит от телосложения, физических возможностей срок, который потребуется.

 

Виктор: Безусловно, учитывая физиологические особенности, каждому нужно потратить разное количество времени, ресурсов, сил на достижение того или иного результата. Тем не менее, если работать, неизбежно получится.

 

Николай: Ну вот и для родителей еще раз хотелось бы подчеркнуть: если хотите, чтобы Ваш ребенок плавал, во взрослом возрасте имел предрасположенность к плаванию, то какой период нужно выделить? Год? Какое количество тренировок? Чтобы он в течение жизни потом знал, что умеет плавать?

 

Виктор: 2 раза в неделю, можно год, можно больше-меньше. Вообще, детям присуще всестороннее развитие. Чем больше ребенок будет заниматься, причем, разными видами спорта, тем здоровее и более развитым он будет.

 

Николай: Если бы с детства у меня было заложено плавание, наверняка бы я сейчас не только бегал и катался на велосипеде, но и выступал в триатлоне, но в виду того, что я не могу плавать, для меня это сложная задача, я исключаю.

 

Виктор: Но все равно ты занимаешься.

 

Николай: Да, плавал, выступал на кросс-кантри триатлоне, там меньше дистанции — 700-1000 метров. Так на обычном триатлоне проплыл половинку, чуть не захлебнулся, понял, что плавание меня ограничивает, все остальное очень нравится. Надо учиться, я это понимаю, чуть-чуть не хватает на это времени. Я понимаю, что прошел год, он мне дал какой-то результат, я сдвинулся, но мне очевидно нужно чуть больше. В этой связи — можем все, но нужно потратить больше времени. Расскажите, какие аспекты есть в плавании, которые влияют на здоровье, как с положительной, так и с негативной стороны? Какие травмы могут возникать? Кому рекомендовано заниматься плаванием? Ведь многие люди ищут себя, свой вид спорта, но, например, лишний вес не позволяет им бегать, потому что это нагрузка на опорно-двигательный аппарат, повышает риск травм, снижает их адаптивность к бегу. У них возникают болевые ощущения, и они прекращают. А плавание, на мой взгляд, как раз возможность для человека с лишним весом комфортно себя чувствовать. Есть какой-то выталкивающий момент? Человеку с большим весом проще плыть или наоборот?

 

Виктор: Нет. Лишний вес ты в любом случае с собой носишь, конечно, это сложнее, в любом случае. Я это на себе заметил, потому что после длинных заплывов частенько бывает очень сильный откат, я быстро и много набираю вес.

 

Николай: Я тоже только что с гор приехал и набрал, пробежал 65 км.

 

Виктор: У меня после 180 км. в течение месяца почти 12 кг. прилипло. Я спускаюсь в воду и очень это чувствую.

 

Николай: Что за механизм? Сейчас немного отвлечемся, Вы как тренер, человек с опытом, как понимаете это механизм? Я имею в виду набор веса, откат. Я как воспринимаю: после физической нагрузки через несколько дней организм включает какой-то механизм, который тебя заставляет больше есть, тратить меньше калорий, потому что сил нет, голова какая-то туманная, сил нет, он тебя ограничивает от затрат.

 

Виктор: Организм начинает запасать, потому что это был жуткий стресс, если мы берем мою дистанцию 180 км. – это 5 дней. 5 дней непрерывной работы, т. е. с утра встал и плывешь.

 

Николай: Со сном?

 

Виктор: Да, днем по 8-10 часов в воде, не выходя на берег. Мозг не обманешь, был такой стресс.

 

Николай: Я сейчас читаю книгу про горную болезнь, как раз там описываются варианты, как подготовиться к восхождению, чтобы снизить стресс-фактор, потому что я несколько раз поднимался в горы, на Эльбрус. Спускаешься и потом неделю сидишь, ничего делать не хочется.

 

Виктор: Знаем такое, у меня по полгода такое бывает, что я себя поднять не могу. В этот раз, проплыв 180 км., не прекращал тренировки, сам себя заставлял, поднимал и шел в зал. В качестве привычки.

 

Николай: Но это тогда затянет и выход из этого стрессового состояния, потому что отдыхать тоже нужно.

 

Виктор: Да, затягивается, но, зная свой прошедший опыт, то что меня после таких заплывов эмоционально сильно откатывает, я могу полгода не спускаться в воду, поэтому в качестве привычки решил сохранить.

 

Николай: У меня было что-то похожее, я в сентябре пробежал суточный бег, выполнил КМС по легкой атлетике, приезжаю на соревнование — не бежится и все. Наверное, в течение 5-6 месяцев я не имел никакого желания, отменил все соревнования.

 

Виктор: Это эмоциональный откат, надо просто пережить. Никаких средств от этого нет, только подружиться со своей головой.

 

Николай: Наверное, этим профессиональные атлеты и отличаются, поэтому быстрее адаптируются, потому что некоторые через 2-3 недели могут бежать.

 

Виктор: Да, здесь именно про адаптацию, про самоподготовку. Я свои первые длинные дистанции делал в 2017 году, после них очень накрывало, причем дистанций было 3 подряд — чисто в бассейне 21,1; 42,2 и суточный. Они были с разницей в месяц.

 

Николай: Суточный тоже, как в беге, не спишь?

 

Виктор: Да, просто сутки работаешь в бассейне.

 

Николай: Покушал, дальше поплыл?

 

Виктор: Да.

 

Николай: Интересно, я знал, что есть суточный бег, но не знал, что есть суточное плавание.

 

Виктор: Заплыв проводился в Санкт-Петербурге, а с этого года будем начинать проводить в Москве.

 

Николай: Вы, как организатор?

 

Виктор: Да. У нас есть свой фирменный заплыв на 21,1 км., клуб «ГлавПсихПлав». Один из моих спортсменов сказал такое название, и оно прижилось. Почему психи, потому что мы плаваем на нестандартные дистанции.

 

Николай: Про бегунов также говорят — беганутые.

 

Виктор: Собственно, меня так и именовали — главный псих. У нас свой фирменный заплыв — 21,1 км. в бассейне, и мы решили продолжить эту историю, сделать 42,2 км.

 

Николай: Это сколько будут плыть?

 

Виктор: Любители порядка 20 часов, 20-24 часа.

 

Николай: С какой скоростью нужно, чтобы проплыть за 20 часов?

 

Виктор: Здесь сложно спрогнозировать скорость, потому что даже быстрый спортсмен через 10-12 часов плавания можно встать на плато и откатиться до самой минимальной скорости, которую даже представить не можешь. Если взять мой пример, я плавал 42,2 км. за 12 часов — в районе 16-17 минут на 1 км. При этом за сутки я проплыл 61 км., т. е. на разницу в 20 км. я потратил те же 12 часов.

 

Николай: У бегунов стена 42,2.

 

Виктор: В суточном для меня самое сложное — это ночь. Собственно, я пришел с небольшим сувениром для спортсмена.

 

Николай: Что это?

 

Виктор: Бутылка-шейкер для питания во время заплыва.

 

Николай: Спасибо огромное! Какое вообще питание в плавании? Оно чем-то отличается от других физических активностей?

 

Виктор: У всех все по-разному, организмы работают по-разному, усваивают разные продукты. Задача — получить энергию, и у всех это с разных продуктов. Лично я плаваю на овсяной каше. Обыкновенная детская безмолочная каша для первого прикорма «ФрутоНяня», которая, как в порошке. Смешиваю с обычным протеином 1:1, развожу в шейкере с водой и на дистанции ею питаюсь.

 

Николай: Это Вы методом проб и ошибок подобрали себе такой вариант?

 

Виктор: Это рецепт моего тренера, который мне просто порекомендовал так сделать. Он один из сильнейших спортсменов планеты в плавании на открытой воде.

 

Николай: Чем плавание на открытой воде отличается от плавания в бассейне? По технике, условиям?

 

Виктор: Все то же самое, главное отличие — наличие гидрокостюма, в наших водоемах вода прохладная. Костюм держит на поверхности воды, плыть немного легче.

 

Николай: Есть ли какие-то фишки про гидрокостюмы? Например, всегда хотел задать такой вопрос: если у меня тонет задница, потому что тяжелая, можно ли использовать костюмы с утолщением?

 

Виктор: Не надо этого делать, надо просто учиться плавать правильно.

 

Николай: Если речь идет о длинных дистанциях, кто-то же отключает ноги, чтобы не тратить энергию, например, на 4 гребка 1 раз ногами. В основном, это делают триатлеты, чтобы ноги не уставали, потом на велосипеде ехать.

 

Виктор: Правильно на 1 гребок руками 2 гребка ногами, это равновесие. То же самое, когда люди начинают учиться дышать в 1 сторону, плавание — это циклический вид спорта, лучше, если дыхание будет симметричным. Это как бегать на одной ноге — можно, но не очень удобно. Люди начинают учиться дышать в одну сторону почему, потому что так удобнее, надо изначально учиться всему и правильно, а использовать уже то, что больше нравится.

 

Николай: Если солнце с одной стороны слепит, удобнее с другой?

 

Виктор: Солнце, волна, ветер, ориентиры по другую руку — использовать можно все, поэтому надо уметь все.

 

Николай: Действительно, наблюдал чемпионаты по триатлону, очень многие атлеты, даже которые в лидерах, плывут на одну сторону.

 

Виктор: Это абсолютно нормально. Тем не менее, они умеют все.

 

Николай: Какие травмы могут быть в длинном плавании? Например, плечевой пояс?

 

Виктор: Основная история — это именно плечевые суставы.

 

Николай: Какая физика процесса, и как снизить риски?

 

Виктор: Про физику процесса я вряд ли смогу сказать, т. к. не врач. Начнем с того, что плечевой сустав — самый подвижный сустав в нашем организме. Идет его постоянное вращение. Работая со спортсменами, для минимизации травм я стараюсь его максимально выключить, т. е. больше естественных движений. Чему я учу — по факту это просто поднимание и опускание руки, чтобы не было вращательной нагрузки. Получается, работаем не плечом, а корпусом. Нагрузка другая. В моем случае я травмировался, был подвывих левого плеча, плыл от Санкт-Петербурга до Кронштадта и обратно, но на обратном пути не доплыл, на 22-м км. сошел.

 

Николай: Это был перфоманс, или возвращение назад было запланировано?

 

Виктор: Это было запланированное мероприятие. После этого стал перекраивать этот момент в своей работе, чтобы не поломать своих ребят. Исправил и начал нести это в массы. На данный момент у меня нет ни одного травмированного спортсмена, и никто не жаловался на состояние плеча.

 

Николай: Тренировки, в основном, в бассейне, правильно?

 

Виктор: Обязательно бассейн, обязательно зал. К слову о профилактике травм, укрепление плечевого пояса — это укрепление суставной сумки. Это работа с резиной, гугл в помощь, все тренера, все, кому не лень, выкладывают в сеть — это очень хорошая профилактика.

 

Николай: Не силовые, а именно с резиной?

 

Виктор: Да, с маленькой амплитудой, с большим количеством повторений.

 

Николай: Интересно узнать про людей, которые приходят в плавание, которые имеют отношение к «ГлавПсихПлав», что их мотивирует тренироваться и плыть такие длинные дистанции?

 

Виктор: У каждого свое. У кого-то это стиль жизни, кто-то шутили — плывет за медальку. Кто-то сам себе доказывает. Ответов на этот вопрос очень много, не всех получается раскусить. У меня есть пример, когда человек это сделал для того, чтобы самому себе сказать: «Я могу». Есть пример спортсменки, которая никогда не считала себя спортивной, ей вообще говорили, что нельзя заниматься спортом, теперь тренируется уже 5 лет и показывает сумасшедшие результаты. Она сама себе доказывала это, не окружающим. Вообще у нас есть некоторые традиции, что мы делаем. Мы занялись благотворительностью: есть прекрасный стартап в Сколково в Москве, который занимается разработкой бионических протезов. Мы занялись этой историей для детей. Мы собираем средства. Те заплывы, которые мы проводим, привлекают очень много внимания, мы подумали, что на этом внимании можно сделать что-то хорошее. Связались с благотворительными фондами и на платформе «Сделай ворк» делаем сборы, собираем деньги и, соответственно, через благотворительные фонды идет оплата детям на эти протезы.

 

Николай: Еще раз механизм — почему эти люди делают сборы? Потому что Вы организуете мероприятия?

 

Виктор: Это скорее сбор пожертвований — так будет правильно.

 

Николай: Просто под эгидой ЗОЖ ради помощи?

 

Виктор: Да, мы берем детей из семей, которые не могут сами оплатить себе протез, или не подпадают под программу государственного субсидирования.

 

Николай: Кто занимается отбором этих детей?

 

Виктор: Благотворительный фонд, т. е. кто есть на очереди.

 

Николай: А как называется благотворительный фонд?

 

Виктор: У нас их 2 и РосФонд.

 

Николай: Насколько Вы убеждены, что часть средств, которые Вы собираете, не уходит администрации Русского Фонда?

 

Виктор: Это вопрос про доверие. Доверяем? Да. Можем это проконтролировать? Нет. Наши задачи выполняются? Да, выполнятся.

 

Николай: Мы тоже кое-что делаем в этом направлении, и меня всегда беспокоит в виду нашей реальности, менталитета, что часть оплаченных счетов может потеряться, поэтому мы приняли решение, что, если и стараемся помочь, то сразу напрямую кому-то. У нас по виду деятельности очень много обращений с разных учреждений, мы ведем проверку и выявляем, что больше половины — мошенники, к сожалению.

 

Виктор: Это ужасно.

 

Николай: Меня это мотивирует создать какой-то свой механизм, который, безусловно, предоставлял бы людям открытую возможность. Я думаю, что очень многие не помогают через фонды, потому что понимают, что половина средств может быть потеряна и уйдет не в ту сторону. Есть мысль сделать открытый механизм. Пока вариант: выездная группа, которая выезжает и на месте снимает интервью, и мы видим этого человека и предоставляем его данные на своем канале. Мы так уже несколько раз делали. Люди, у кого есть желание, принимают решение переводить напрямую, потому что, если сам будешь заниматься, тебя будут обвинять.

 

Виктор: У нас это довольно прозрачно. На «Сделай ворк» может любой человек создать поступок, а благотворительный фонд становится посредником. Есть стартап, который изготавливает протезы, и мы видим конечный результат. Мы получаем от компании конкретно сумму — сколько стоит протез, и мы создаем поступок на сбор конкретной суммы денег, а фонд просто перечисляет эту сумму компании на изготовление этого протеза. Плюс мы на каждое протезирование ездим лично, чтобы познакомится и посмотреть. Честно, когда я первый раз увидел подобное, что у ребенка в 10 лет на было кисти, не было предплечья, ему надели протез, и он со стола начал брать детальки лего рукой, у него заработали механические пальцы, у меня просто слезы текли.

 

Николай: Дай Бог, чтобы таких инициатив было как можно больше.

 

Виктор: Мы уже таким образом протезировали 6 детей.

 

Николай: Какие бенифиты от плавания человек с точки зрения физиологии, здоровья получает?

 

Виктор: Здоровая спина, осанка, разворот плеч. Это общее гармоничное развитие, плюс плавание — проработка всех групп мышц, которые у нас есть.

 

Николай: То есть правду говорят, что, когда ты плывешь, работают все мышцы.

 

Виктор: Разным стилем, конечно, это именно гармоничное развитие, гармоничная проработка, гибкость суставов. Появляется подвижность суставом, развивается координация. Мы учимся всему, это развитие координации, баланс, равновесие. Успокаивается ЦНС.

 

Николай: Если говорить о проблемах, у многих ассоциация с бассейном — возникают заболевания органов дыхания. Очень часто слышу, что человек сходил в бассейн, и нос перестал дышать, уши закладывает. Как с этим бороться?

 

Виктор: Зажим, беруши.

 

Николай: Это не наложит отпечаток на то, что ты потом не сможешь полноценно дышать?

 

Виктор: Абсолютно нет. Не вижу никаких препятствий, масса профессиональных спортсменов выступают с зажимами. Беруши — это очень распространенная история, потому что физиологически взрослый человек развит, и у всех разное строение. Вода в принципе попадает у всех в любом случае, вопрос скорее реакции, у кого-то сразу идет воспаление и здравствуй, отит. Зачем лишний раз подрывать свое здоровье.

 

Николай: Сейчас в бассейнах по-прежнему для обеззараживания используется хлорка?

 

Виктор: Как говорит реклама, кое-где воду ионизируют и не используют хлор. На мой взгляд и тренировочный, и рабочий, я никогда в жизни не залезу в воду, которую не хлорируют. Это самое безопасное, что есть.

 

Николай: А как же негативное воздействие на кожу, слизистые?

 

Виктор: Да нет, почему? Я плаванием занимаюсь больше 25 лет, и все хорошо. Не стоит этого бояться, это предрассудки.

 

Николай: Во время плавания, наверное из-за неправильного вдоха, попадает немного воды, из раза в раз сильно болит желудок, потому что хлорка попадает в каком-то объеме. У меня каждый раз сильные болевые ощущения, и раздувает живот, это дискомфорт. Как с этим бороться?

 

Виктор: Не скажу, я с этим не сталкивался.

 

Николай: А когда лучше делать плавательную тренировку? Если интенсивную беговую или кардио, то лучше, как говорят доктора, утором, а силовую вечером. Если речь о плавании, способствует это хорошему сну или нет?

 

Виктор: Я приверженник физической деятельности в утреннее время до обеда. Есть биологические часы, которые не обманешь. Начиная с 3 часов дня, переходим в режим энергосбережения, потому что уже вторая половина дня — пора готовиться ко сну. Природу не обманешь, самое продуктивное тренировочное время — это все-таки утро.

 

Николай: Я часто встречал ребят, которые рекомендуют плавание, как инструмент по восстановлению опорно-двигательного аппарата. То есть какие-то гонки проходят, сам замечал, мышцы, связки болят, прихрамывая, погружаешься в бассейн, выходишь, и этого уже нет. Что за процесс?

 

Виктор: Вода за счет охлаждения имеет некоторый обезбаливающий эффект. Второй момент — циркуляция крови. В плавании, особенно в чередовании разных стилей, работают все группы мышц. За счет мягкой проработки улучшается циркуляция крови, поэтому уходит болевой эффект.

 

Николай: Плюс, наверное, положение невесомости?

 

Виктор: Да, очень важный момент, людям часто говорят идти плавать, особенно, если есть боли в спине или еще что-то, но люди плавают с поднятой головой, чего ни в коем случае делать нельзя. Лучше не плавать совсем.

 

Николай: Я так и не освоил опереться лицом на воду. Я понял, что нужно перераспределить вес, чуть вперед, но, наверное, это только с практикой приходит.

 

Виктор: Добро пожаловать, заезжайте в гости, научим плавать.

 

Николай: Были бы Вы в Питере, я бы с удовольствием, а в Москву не наездишься на тренировки. Где Вы там тренируете в Москве?

 

Виктор: На западе.

 

Николай: Может ребятам, кто сейчас слушает, будет полезно, захотят позаниматься.

 

Виктор: Любителям спорт во многом помогает реализовываться в жизни, открывает на многое глаза.

 

Николай: Единственное, что я понял, что нужно найти свой лимит. У каждого он свой. Чуть переберешь и попадаешь на долгую перетренированность.

 

Виктор: Для этого рядом должен быть грамотный специалист, который сможет помочь и вовремя притормозить. Я сам и тренирую, и тренируюсь, начиная новую деятельность, я начинаю с выбора тренера. Есть человек специально обученный, пусть он меня контролирует.

 

Николай: Тоже опыт, ведь многие сами начинают и наступают на грабли.

 

Виктор: Это самая ужасная ошибка — начинать заниматься самодеятельностью. Спорт приумножает здоровье, когда идет в правильном русле. Если же Вы начинаете заниматься самодеятельностью, Вы себя будете гробить.

 

Николай: На плавании тяжелее разогнать пульс?

 

Виктор: Вопрос тренировок.

 

Николай: Просто вода имеет давление, и наши поры закупориваются водой, давление в воде сильнее, чем на воздухе.

 

Виктор: Здесь маленькое «Но», почему сложнее пульс разогнать, потому что основная работающая мышца — спина, мышца огромная, амплитуда движения рук огромная. Пульс, в основном, разгоняется за счет большой частоты, с большой амплитудой трудно дать большую частоту. Для этого есть ноги. Я и все мои спортсмены плавают исключительно шестиударным кролем, я учу плавать на ногах и использовать ноги, поэтому все без исключения по своим пульсовым зонам легко прорабатываются.

 

Николай: Интересно, есть ребята, которые занимаются марафонским плаванием, они говорят, что ноги практически не работают, что на длинных дистанциях нужно плыть на руках.

 

Виктор: Могут быть разные подходы, это нормально.

 

Николай: Как у докторов?

 

Виктор: Безусловно. Если обращаться к профессиональным спортсменам, давайте посмотрим какой-нибудь чемпионат мира на 25 км. или олимпийскую дистанцию 10 км., там многие работают, как мотор.

 

Николай: Но если бы это был триатлон, то там бы ноги не работали, как мотор, из-за того, что их нужно сохранить?

 

Виктор: Я, честно говоря, не интересовался триатлоном, мне было бы интересно самому сейчас взглянуть на профессиональных спортсменов и посмотреть, как работают они. Но я думаю, что они ногами работают. Ноги в плавании дают до 20% скорости, плюс дают и равновесие, и координацию.

 

Николай: Может быть, в морской воде в костюме они и так находятся выше, и нет смысла ими грести?

 

Виктор: На самом деле от них в любом случае будет работа, мы не лежим на воде, все равно будут немного подтоплены. Если обращаться к плаванию с какой-то документальной, научной точки зрения, то все движение в плавании — и работа рук, и работа ног начинается от бедра. Если ноги не будут работать, мы пойдем на дно. И гребок идет от бедра, и работа ног.

 

Николай: Не зависимо от того, в ластах ты или нет?

 

Виктор: Конечно. Почему от бедра, потому что есть подготовительное движение, а есть основное. Подготовительное — это пронос руки, основное — непосредственно гребок. Контрольной точкой является бедро, оно должно работать.

 

Николай: Ну что же, было интересно, раскрыли тему длинного плавания.

 

Виктор: Если есть желание этим заняться, очень важно ответить себе на очень простой вопрос — зачем? И это нужно сделать самостоятельно.

 

Николай: Так про все.

 

Виктор: Потому что мы можем научиться плавать и не плыть далеко, просто развить в себе новый навык. Если готовиться к длинному заплыву, то это игра в долгую, на это надо потратить массу сил, времени, средств и нервов. Если получится ответить на вопрос «зачем»? То цель достижима.

 

Николай: Как люди отвечают на этот вопрос? У Вас же в практике много ребят.

 

Виктор: Большинство получают ответ на этот вопрос уже в процессе.

 

Николай: Можете назвать примеры без личностей?

 

Виктор: Сам процесс нравится. Один из спортсменов плыл, чтобы мог назвать себя ультрапловцом. Я смотрю на него и говорю: ты дважды проплыл сутки, проплыл Неву вдоль от Ладоги ночью, проплыл все длинные дистанции, которые в принципе существуют в нашей стране. Но у него не было ощущения, что он ультрапловец, поэтому решил проплыть 180 км. Он получает чистое удовольствие от непосредственно процесса.
Еще пример: «зачем?» – сказать себе, что я могу. Уверенность в себе.

 

Николай: Кому-то, наверное, хочется показать всем, что он такой крутой?

 

Виктор: Нет, у меня нет таких людей, ни одного!

 

Николай: Интересно, а в чем кайф?

 

Виктор: Побыть с собой. Мы живем в суете, в постоянном общении, в телефоне. Длинный заплыв без связи, никого рядом нет, твоя задача просто лежать, смотреть в пустоту, просто работать физически, просто разгружать голову. Рядом сидит прекрасное сопровождение в каяке, которое тебя по часам кормит, ты просто плывешь, отдыхаешь. После длинного заплыва физически выходишь измотанным, но голова светлая, отдохнувшая.

 

Николай: Виктор, как я понимаю, это похоже с длинными забегами в лесах, горах, где нет связи, а на каждом 20-30 км. пункты питания.

 

Виктор: Да, просто наслаждаешься, не находишься где-то там, просто здесь и сейчас. Это удовольствие. Один у меня есть прекрасный спортсмен, пока плыл, вышел, попросил дать ему блокнот. Он пока плыл накидал пару бизнес-планов. Он же 21,1 в бассейне плыл, вышел попросил телефон срочно позвонить — какая-то мысль в голову пришла. То есть это возможность подумать.

 

Николай: И плавание — одна из таких возможностей. Спасибо.