Рефлексотерапия. Польза, показания, нюансы | Интервью Айнур Бахшиевой

2 месяца назад9 мин. читать

Сегодня у нас в гостях Айнур Мардановна Бахшиева — доктор-невролог, остеопат, мануальный терапевт, иглорефлексотерапевт. Поговорим об игрорефлексотерапии, о том, как она влияет на здоровье человека, какие она проблемы решает. Поговорим про пользу и противопоказания к иглорефлексотерапии.

 

Николай: Рефлексотерапия и иглотерапия — это одно и то же?

 

Айнур: Иглотерапия входит в рефлексотерапию, потому что само понятие «рефлексотерапия» обширное, туда входит точечный массаж, акупунктура.

 

Николай: А иглоукалывание тоже по биологическим точкам. По какому принципу эффект оздоровления от иглоукалывания?

 

Айнур: В акупунктуре есть традиционный китайский подход и научный медицинский. Акупунктура вообще зародилась в Китае, и традиционный китайский подход предусматривает концепцию «Инь-Янь», которая должна быть в гармонии. Если происходит дисгармония, возникает болезнь. Но сейчас современная медицина, в  частности сами китайцы немного отходят от этой истории и придерживаются доказательной медицины, чтобы понять, как это работает на нейоро-рефлекторном уровне.

 

Николай: На самом деле достаточно популярны восточные методики, и многие люди с большей надеждой обращаются к докторам с бэкграундом восточной медицины, чем нашим. Может быть, они больше верят? Как думаете, почему так сложилось?

 

Айнур: Вы имеете в виду, что, если пациент хочет обратиться к рефлексотерапии, то он скорее пойдет к восточному человеку, чем к европейцу?

 

Николай: Да.

 

Айнур: Наверное потому что есть стереотип, раз это пришло с Востока, то более углубленно в этой методике обладают знаниями восточные люди. Это и философия, потому что рефлексотерапия — это все-таки про философию.

 

Николай: Каким образом человек получает оздоровительный эффект от иглорефлексотерапии? Это какое-то воздействие на точки или больше вера?

 

Айнур: Вообще изначально врач лечит словом, поэтому, о каком бы методе лечения мы не говорили, будь-то акупунктура или другой метод — лекарства, все равно врач влияет именно на психологический аспект.

 

Николай: То есть важно, чтобы человек доверял?

 

Айнур: Да, это очень важно, потому что, если пациент не будет доверять, никакое лечение, даже высокотехнологическое не даст хорошего эффекта.

 

Николай: Этот аспект не все принимают во внимание. С кем Вы в основном работаете? Кто к Вам обращается? Если раскрыть максимально возможности иглорефлексотерапии, то, пожалуйста, на примерах.

 

Айнур: Основные жалобы, с которыми приходят люди, это боль. В спине, суставах, головные боли, на втором месте идут головокружения, боли в шее.

 

Николай: То есть есть какие-то точки, куда, вкалывая иголочки, можно избавиться от боли?

 

Айнур: Есть, конечно, но надо разбираться в причинах головокружения, потому что это может быть та же психосоматика — тревога.

 

Николай: Какой механизм, иголочки как-то намагничены, они из определенного металла? Чем обусловлен физический эффект на самочувствие человека?

 

Айнур: Это обычные стальные иглы, ничем не намагниченные. Они бывают разных размеров по длине в зависимости от того, в какую зону будем вводить иглы и в зависимости от того, какой перед нами пациент, какая у него прослойка жира. Это важно: если мы возьмем коротенькую иглу и введем ее пациенту крупного телосложения, то эффекта, скорее всего, не будет.

 

Николай: Важно, чтобы куда эта игла попала?

 

Айнур: Очень важно. Если мы говорим о боли, чаще всего приходят спортсмены, когда боль уже невозможно терпеть. Чаще всего такие люди долго терпят.

 

Николай: Когда это не дает им возможности тренироваться.

 

Айнур: Да, совершенно верно. Осматривая таких людей, я нахожу много триггерных точек от перенапряжения мышц. И тут иглы очень хорошо помогают. Я бы сказала, иглотерапия — самый мощный инструмент работы с триггерными точками.

 

Николай: Я неоднократно слышал от продвинутых спортсменов, что они используют этот инструмент для релаксации.

 

Айнур: Многие называют это эффектом сухой иглы.

 

Николай: А какие еще бывают?

 

Айнур: Можно делать с кровопусканием. Это хиджама, когда делают проколы, выпускают кровь и сверху ставят баночку. Это прекрасно расслабляет за счет того, что выпускается застоявшаяся капиллярная кровь, пациенту становится гораздо лучше.

 

Николай: Это развито именно в мусульманском мире?

 

Айнур: Это тоже пришло с Востока, но сейчас и в Европе широко применяется.

 

Николай: Значит, хиджама — это тоже иглорефлексотерапия?

 

Айнур: Да.

 

Николай: Если речь идет о триггерных точках — человек перетренирован, у него возникает перенапряжение, доктор должен определить эти точки и поставить туда иголки? Или эти точки не связаны, и иголки ставятся в совершенно другое место?

 

Айнур: Человек может жаловаться на одно место болевое, мы прощупываем и видим, что триггер совершенно в другом месте, но рефлекторно боль идет туда, куда он показывает. Мы вводим иглу локально в триггерную точку. В месте введения иглы выпускается оксид азота, это такое вещество, которое выделяется, когда люди пьют нитраты. Например, страдающие ишемией, пьют нитраты, и сосуды расширяются. Тот же самый механизм и при введении акупунктурной иглы — выделяется оксид азота, в этом месте расширяются капилляры, происходит активное кровоснабжение. За счет этого мышца расслабляется.

 

Николай: То есть это естественный процесс, реакция на введение иглы?

 

Айнур: Да, это естественная реакция организма. На самом деле есть много механизмов, которые запускает акупунктура. Не только оксид азота выделяется, доказано, что при введении иглы выделяются эндогенные морфины в головном мозге, которые притупляют боль — это эндорфин.

 

Николай: Есть ли противопоказания для этой процедуры? Есть ли люди, для которых это неэффективно? Как определить, насколько это будет эффективно?

 

Айнур: Есть ряд противопоказаний, при которых акупунктура не используется. И, скорее всего, такие пациенты даже не придут — это острые заболевания, например, инфаркт, психические состояния и тяжелая стадия онкологии. Что касается эффективности, эффект будет всегда, но есть пациенты, которые по-разному реагируют, у них разный порог чувствительности. Кто-то прекрасно чувствует свое тело, а кто-то даже на боль не реагирует, поэтому в данном случае скажут, что, наверное, помогло, хотя химических процессов в организме происходит очень много.

 

Николай: То есть эффект точно должен быть, просто мы его можем не почувствовать?

 

Айнур: Да, мы не должны чувствовать что-то такое «вау», должны понимать, что болезнь развивается медленно, точно также и в обратном порядке.

 

Николай: В каких случаях человеку целесообразно приходить к Вам, как к специалисту по иглорефлексотерапии, кроме боли? Может быть, улучшение общего тонуса, повышение энергичности, достижения долголетия. Есть какие-то примеры?

 

Айнур: Конечно. Я бы сказала, что к иглорефлексотерапевту нужно приходить когда ничего не беспокоит, потому что в Китае правитель платил своим врачам для того, чтобы он и его придворные не болели. Как только кто-то заболевал, этого врача казнили, поэтому однозначно рефлексотерапия — это за профилактику, долголетие.

 

Николай: Что касается безопасности? Есть ли риски заражения, потому что есть стереотип, не только у меня, что иголочки не так безопасны. У кого-то знакомые знакомых заразились в Советское время.

 

Айнур: В Советское время был дефицит всего, в т.ч. и игл, поэтому использовались многоразовые иглы. Сейчас же у нас есть возможность применять одноразовые иглы для каждого пациента. Зона, в которую вводятся иглы, обрабатывается антисептиками, вводятся одноразовые иглы, мы ничего не вводим, просто поставили иглу и она работает. Вынимаем, стерилизуем, выбрасываем по всем санитарным нормам, поэтому здесь эффект какого-то заражения отсутствует.

 

Николай: Не бойтесь иглоукалывания, на сегодняшний день это абсолютно безопасно! Это нужно как-то контролировать или просто ходить в нормальные клиники?

 

Айнур: Обязательно. Лично я каждому пациенту показываю упаковку, вскрываю при нем, демонстрирую, что это одноразовые иглы, он это видит и понимает, что все стерильно.

 

Николай: А эти иголочки бывают разные? Про длину понятно, а материал?

 

Айнур: Да, бывают золотые иглы, серебряные, бывают микроиглы.

 

Николай: Какая разница в эффективности?

 

Айнур: В эффективности никакой разницы — это все маркетинг.

 

Николай: Интересно.

 

Айнур: Если Вам предлагают золотые иглы в 3-5 раз дороже, основывая тем, что это эффективнее, не поддавайтесь, эффект будет одинаковый.

 

Николай: Если рассмотреть процесс входа иглы под кожу, что происходит? Игла раздвигает ткани или режет, травмирует, и это запускает процессы?

 

Айнур: Очень хороший вопрос, китайцы очень умные, они даже над этим поработали. Они каждую иглу затачивают так, чтобы она аккуратно входила. Многие пациенты удивляются, почему нет крови. Игла последовательно раздвигает все ткани: кожу, подкожно-жировую клетчатку, фасцы, мышцы. Понятно, что какой-то процесс травматизации существует, но не такой, как при обычной инъекции.

 

Николай: Потому что там диаметр сечения больше?

 

Айнур: Да.

 

Николай: И то получается иногда сделать укол, что крови нет, если хорошие немецкие шприцы по 2 мл.

 

Айнур: Даже если мы введем акупунктурные иглы вблизи сосудов, то игла просто аккуратно отодвинет этот сосед.

 

Николай: То есть это безопасно и гораздо менее травматично, чем обычный укол.

 

Айнур: Да, совершенно верно.

 

Николай: Я готовился к нашему диалогу, читал про иглоукалывание, там на фото человек лежит, у него, наверное, штук 40 игл. Почему так много?

 

Айнур: Можно много поставить, но на первых знакомствах с акупунктурой, я думаю, что нецелесообразно пугать пациента и ставить ему такое огромное количество игл. Нужно познакомить его с процедурой, достаточно от 5 до 10 игл на основные биологически активные точки и триггеры — этого будет вполне достаточно, чтобы был эффект и ему стало легче.

 

Николай: Какие эффекты Вы наблюдали практически? Вот человек пришел с проблемой, и Вы, как доктор, за какой-то период увидели эффект?

 

Айнур: В первую очередь, это обезболивающий эффект. Боль приводит к некоторой депрессии, человек подавлен, нет боли, соответственно, на 3-5 процедуре он приходит совершенно другой с хорошим настроением, он разговорчив, весел, это 2 разных пациента.

 

Николай: Наверное, это самая главная награда для доктора.

 

Айнур: Да, еще я наблюдала такой эффект, что, как по цепочке, у человека налаживается жизнь, работает эта теория о чакрах, которая используется в китайской медицине. Уже доказано, что чакры располагаются в зонах вегетативных сплетений. Если эти сплетения зажаты, то у человека чакры не работают, происходит энергетический дисбаланс, нарушаются сферы здоровья, финансов, любви и т. д. Как только мы это иглоукалыванием раскрываем, расслабляем, все налаживается. Это больше, чем просто физика, я многократно наблюдаю среди моих пациентов. Кто-то уходит с нелюбимой работы, кто-то разводится, выходит замуж — жизнь налаживается.

 

Николай: В этой связи возникает огромное желание взять этот инструмент на вооружение. Как часто можно делать эти процедуры? Какими курсами, и в какие периоды жизни это более актуально?

 

Айнур: Все очень индивидуально. Обычно это обговаривается на первой процедуре. Может быть несколько курсов, исходя из того, что мы имеем.

 

Николай: Может быть, для среднего человека, чтобы он был готов?

 

Айнур: В среднем делается по 3 курса 9-11 процедур каждый курс.

 

Николай: Как часто нужно делать — раз в неделю, раз в 2 дня?

 

Айнур: Каждый день или через день с интервалом между курсами по 2 недели.

 

Николай: Возможно ли применение иглоукалывания ситуативно в зависимости от физического состояния? Например, я занимаюсь бегом и периодически, сделав интенсивные тренировки или после соревновательного периода ты чувствуешь, что мышцы недостаточно расслаблены, чтобы восстанавливаться. Если ситуативно делать, будет эффект?

 

Айнур: Вы имеете в виду острую боль?

 

Николай: Наверное, не боль, а тонус. Я читал и разговаривал с ребятами атлетами мирового уровня, они используют массаж, прессотерапию и иглоукалывание. Мне интересно узнать про механизмы по расслаблению мышц, потому что, когда мышца расслаблена, она лучше восстанавливается, улучшается кровоснабжение. Вот ситуативно в зависимости от своего физического состояния, если мы чувствуем, что мышца перегружена, побаливает, можно прийти раз на процедуру, она расслабится?

 

Айнур: Да, вполне, ко мне ходит много спортсменов, чтобы разгрузиться после боев, соревнований. Одной-двух процедур вполне хватает, чтобы восстановиться.

 

Николай: Любой спорт — это все-таки повышенный риск травм, с какими травмами к Вам приходят? Это какие-то боевые виды искусств или все подряд?

 

Айнур: Последний раз приходил пациент из боевых искусств, там, конечно, очень травмоопасно, но там была ситуация хронической боли. В данном случае пациенту нельзя было заниматься, но он не мог.

 

Николай: Частое явление. Одному моему другу нельзя было заниматься, а сейчас он восьмикратный чемпион мира. Я про Павла Андреева.

 

Айнур: Поэтому такие люди-спортсмены приходят, чтобы восстановиться.

 

Николай: А связочные боли могут быть ликвидированы?

 

Айнур: Если воспалительный процесс, то вполне. То, о чем Вы говорите — это уже воспаление. Делая иглоукалывание, мы делаем это воспаление шире, и за счет этого запускаем процессы самовосстановления.

 

Николай: Сейчас есть апитераия — это аппарат с иголочкой примерно похожий на иголочку из иглорефлексотерапии, на нее подается ток.

 

Айнур: Это электропунктура.

 

Николай: Тут получается, обусловлено тем, что мы больше раздражаем, вызываем больше реакции организма?

 

Айнур: Да, совершенно верно, механизм тот же. Почему-то все боятся воспалений. Нас учили в институте, что воспаление — это плохо, надо быстро его подавить НПВС. На самом деле воспаление — это процесс восстановления.

 

Николай: Как интересно, что в институте учили так, а сейчас Вы, как состоявшийся доктор, с опытом общения с пациентом понимаете, что воспаление ненужно подавлять — это естественный процесс организма, который нас реабилитирует. И ведь до сих пор в институтах так учат!

 

Айнур: Да, такой подход.

 

Николай: Наверное, важен именно профессиональный опыт. Каждому человеку важно найти своего доктора.

 

Айнур: Который поймет его проблему.

 

Николай: Вы занимаетесь спортом?

 

Айнур: Любительски чисто для себя, чтобы поддерживать тело в тонусе.

 

Николай: Как Вы считаете, в жизни каждого человека в какой-либо степени должна быть физкультура или спорт?

 

Айнур: Обязательно, движение — это жизнь.

 

Николай: Учитывая Ваш опыт, Вы это видите с профессиональной стороны?

 

Айнур: Да.

 

Николай: Может быть, учитывая Ваши широкие познания, Вы и остеопат, и мануальный терапевт, иглорефлексотерапевт, невролог, может быть, Вы можете сформулировать рекомендации по образу жизни для человека, учитывая Ваш опыт. Что в современном мире точно не следует или следует делать? Например, мы поняли, что физкультура должна быть. Для меня это важно, потому что я всем задаю этот вопрос, интересно слушать ответы. У меня были и доктор медицинских наук, который сам достаточно тучный, и хирург, который много времени на ногах проводит, активный, в то же время бегает. Дайте свои рекомендации.

 

Айнур: Я считаю, что надо прислушиваться к мнению доктора, который сам соблюдает то, что рекомендует.

 

Николай: Примерно как про родителя, который курит и говорит, чтобы ребенок не курил, а сам всем видом показывает, какое удовольствие он получает от затяжки.

 

Айнур: Пример грустный, но правдивый.

 

Николай: Все доктора имеют разную позицию, учитывая их жизненный опыт, творческий подход. С одной и той же проблемой пациенту иногда приходится собирать компетентное мнение и делать выводы. И это мнение зачастую кардинально разное. Какой совет Вы бы дали человеку, который пришел к одному специалисту, второму, третьему и имеет 3 разные рекомендации и по препаратам, и по действиям: кто-то говорит, операция нужна, кто-то говорит — пропейте этот антибиотик, кто-то категорически против операции и антибиотиков.

 

Айнур: Нужно слушать себе, потому что никто не ответит на вопрос, кому поверить, лучше, чем сам пациент. Пациент всегда прочувствует врача. Как в начале мы сказали, если нет доверия, то ничего не получится. Если человек понимает, что предо мной сидит доктор медицинских наук, его мнение лидирующее, но у меня не вызывает доверия, я хочу пойти послушать другое мнение. Тут что-то интуитивное.

 

Николай: Тут тоже спорный вопрос, часто мы относимся к людям с недоверием, потому что они похожи на человека, который нас когда-то обманул.

 

Айнур: Может быть такой перенос, да.

 

Николай: Тут и возникает вопрос, как действовать.

 

Айнур: Нужно много факторов учитывать, в т.ч. отзывы.

 

Николай: Было интересно разобраться в иглорефлексотерапии со всех сторон, особенно изнутри, как иглы раздвигают сосуды при введении. Спасибо огромное!