0

Почему анти-эйдж медицина, актуальна уже с 30 лет? / Разговор с экспертом, Надеждой Фетисовой

Автор статьи: biotropika

14 мин.

17

29.11.2021

Автор статьи: biotropika

14 мин.

29.11.2021

У нас в гостях Надежда Фетисова — доктор Anti-Age терапии, эндокринолог, терапевт, будем говорить о здоровье, долголетии и о том, что человек может сделать для себя, об отношении Надежды к гормонозаместительной терапии и о процедурах, которые реально работают.

Николай: Я хотел бы Вас, в первую очередь, расспросить, что такое Anti-Age, потому что моя аудитория – люди молодые, спортсмены, не все имеют представление.

Надежда: Это очень актуальное направление медицины. Всю историю человек хотел жить дольше и качественнее, чтобы вторая половина жизни проходила не менее интересно, интенсивно, чем первая. К сожалению, уже после 30 лет мы начинаем стареть. Кто-то стареет быстрее, но хотелось бы стареть медленнее.

Процессы старения сейчас изучаются очень серьезными учеными, и пока нет однозначного ответа, почему происходит старение, как выключить эту программу.

Николай: Я недавно смотрел интервью Джо Рогана, он много разговаривает с учеными, и, вроде как, есть препарат, который серьезно снижает процесс старения.

Надежда: Практически каждый день появляются новые вещества, обсуждаются, исследуются на предмет торможения процессов старения. Эти исследования ведутся уже давно, есть и 50-летней давности молекулярные исследования. Каждый день появляются вещества, которые рассматриваются, как кандидат на лекарство от старости, но таблетки от старости пока нет.

Чем занята антивозростная медицина: медицина не занимается фантастическими вещами, это наука о жизни — то, что мы можем сейчас применить.

Николай: Есть еще мнение, что медицина — это маркетинг, эффективный способ заработка денег на актуальных для человека проблемах.

Надежда: Разумеется, медицина не существует в чистом поле, врачи — люди, которые получают зарплату, это есть в любой деятельности человека. Мы не Айболиты, которые могут лечить на пенечке и ничего за это не получать.

Благодаря медицине, продолжительность жизни человека в двадцатом веке увеличилась. Это произошло по большей части за счет победы над инфекционными заболеваниями. На сегодняшний день встал вопрос о том, чтобы эту вторую половину жизни человека улучшить. Чтобы человек не дряхлел, не слабел, у него не появлялись возрастные заболевания, такие, как сердечно-сосудистые заболевания, онкология, остеопороз. Разумеется, это тянет за собой и внешние признаки увядания. Человек хочет не просто дотянуть до 85 лет, не говоря уже о 120, а вести активную социальную, личную жизнь.

Николай: Редко, кто с молодости начинает думать о здоровье.

Надежда: К сожалению, это так. Все усилия антивозрастной медицины будут более эффективными, если человек будет задумываться о своем здоровье с раннего детства. Доказано, что здоровье подростка влияет на здоровье его будущего ребенка. То есть мы должны подумать не только о здоровье человека с детства, но и о здоровье его родителей. Тогда мы реально получим увеличение и продолжительности жизни и ее качества.

Николай: Наш проект как раз об этом — как можно раньше спровоцировать интерес к здоровому образу жизни, показать, что ты можешь в 70-80 лет либо сидеть дома, прикованный к кровати, либо у тебя есть потенциальная возможность в это время играть в футбол с внуком или кататься на велосипеде.

Надежда: К сожалению, в соцсетях я часто встречаю такое мнение от людей 50+, что невозможно чувствовать себя хорошо во второй половине жизни, что это все обман, что усталость, слабость и болезни — это неизбежно. Это очень печально слышать, потому что я, как врач, имею кучу примеров, когда люди живут очень активно энергично.

Николай: Я тоже вижу ветеранов 50+, которые участвуют в соревнованиях и даже меня обыгрывают.

Надежда: Очень много таких примеров по всему миру. Очень жаль, что люди зачастую относятся с недоверием, как будто мы просто зарабатываем деньги, обещая то, чего не бывает.

Николай: В наших силах сформировать достоверную информацию — кому нужно, тот ее возьмет.

Надежда: Конечно, мы не можем спасти всех — это утопическая мысль. Мы должны дать качественные рекомендации тем, кому это нужно.

Николай: Давайте на этом пункте остановимся. У Вас есть колоссальный опыт, огромная база наблюдений. Какие комплексы, методы восстановительной медицины самые действенные?

Надежда: Я не устаю повторять, что питание — самый важный фактор. Мы состоим из того, что едим. Люди его недооценивают, а оно важно уже с момента зачатия человека. Из этого формируются клетки нашего организма, которые постоянно обновляются. Я всегда говорю, что наш организм — это некая стройка.

Николай: Как Вы считаете, есть мнение, что организму неважно, какой конкретно продукт мы съели — курицу или гречку — он и там, и там найдет нужные ему аминокислоты.

Надежда: Не найдет. У нас 20 аминокислот, которые участвуют в построении белков, из них 9 — незаменимые, мы должны их съесть. То есть мы не можем их синтезировать из чего-то другого, остальные мы можем перестроить. Эти 9 незаменимых аминокислот, в основном, входят в состав животных белков. Из растительной пищи мы их не получим. Вот корова умеет из травы синтезировать все, что ей нужно, мы в процессе эволюции утратили эту способность.

Николай: По поводу витамина С есть разные мнения, кто-то рекомендует употреблять 50 мг., а кто-то 1000, сколько нужно?

Надежда: Наша суточная потребность — 500 мг. За раз больше не усвоится. Все, что больше — это уже лечебная доза. С витамином С вообще очень интересно. Все в детстве читали про цингу, возникавшую у мореплавателей, сейчас считается архаичным заболеванием, но ничего подобного, в Европе регулярно фиксируются случаи цинги. Наше питание настолько бедно микронутриентами, что мы дошли до цинги. Продукты питания содержат в 100 раз меньше полезных веществ, чем 100 лет назад. Есть справочники по содержанию конкретных элементов в репке, мясе — в каждом продукте. Все эти таблицы были составлены в 20-30 годы прошлого века, когда был бум развития химии. И вот мы этими таблицами уже 100 лет пользуемся, но состав по микронутриентам изменился в 100 раз. Макронутриенты — это белки, жиры, углеводы, а микронутриенты — это огромный мир химии — это все витамины, биофлавоноиды, минералы — очень много веществ. Содержание микронутриентов сильно изменилось. Мы победили голод за счет использования удобрений, ядохимикатов, сейчас даже переизбыток калорий. Еда быстро вырастает, не погибает на полях, е создает пищевая (по факту химическая) промышленность. В итоге по макронутриентам и калориям мы наберем, а по микронутриентам не наберем. Нужно однозначно добавлять микронутриенты.

Николай: Тогда тут вопрос, заслуживающий отдельной дискуссии, продукцию каких производителей можно принимать? Есть конкретные советы, мы же можем с iHerb заказывать или покупать в нашей аптечной сети?

Надежда: Дело в том, что наша аптечная сеть продает минеральные комплексы крайне низко дозированные. Это связано с законодательством, есть регламент по суточной потребности, а там установлены очень низкие нормы, они не соответствуют нашей истинной потребности. Когда эти нормы создавались, продукты содержали иное количество микронутриентов. Наши витамины содержат мало микронутриентов и далеко не всегда компоненты качественные.

Николай: Так как разобраться? Вот спортсменам, чтобы мышцы не сводило, нужен магний, какой выбрать?

Надежда: Для спортсменов, конечно, цитрат натрия, есть хороший препарат Диаспорал — шипучка.

Николай: Мой опыт — я его один раз выпил на голодный желудок, и схватило желудок.

Надежда: Цитрат — это кислота, не стоит на голодный желудок. Все витамины всегда надо принимать после еды, потому что природа придумала, что все витамины и минералы мы будем получать с едой. Все ферментативные, транспортные системы активируются во время еды, просто натощак это будет менее эффективно.

Есть мнение, что витамины нужно употреблять раздельно, а комплексы не усваиваются. Если мы используем лечебные дозы, которые назначаются врачом, то мы рекомендуем раздельный прием, чтобы нагрузка на транспортные системы была ниже. В остальных случаях можно употреблять комплексы витаминов. В природе, например, в куске мяса все витамины содержатся вместе, и мы приспособлены их усваивать.

Николай: Многие доктора категорически против БАДов.

Надежда: Это какая-то костность мышления, я тоже врач, но не отношу себя к каким-то лагерям доказательной, недоказательной медицины, я против этого деления. Врач должен быть единым, цельным.

Николай: А как относитесь к гомеопатии?

Надежда: Плохо отношусь, эффект плацебо никто не отменял. БАДы — это не гомеопатия. Врачи, которые не получили должного образования на этом пути, к сожалению, у нас в институтах очень мало этому учат, мало диетологии. Хотя во всех врачебных прописях первыми пунктами идут режим и диета.

Николай: Я недавно услышал от одного врача, говорит мне: Николай, ты же пропагандируешь ЗОЖ, что же ты таблетки пьеш — речь идет о БАДах.

Надежда: Это категорически неправильное понимание. Еда не может восполнить нам этот дефицит, тем более, если Вы занимаетесь спортом и испытываете повышенные нагрузки. Это же огромный химический завод.

К сожалению, наши спортсмены зачастую недовитаминизированы. Было исследование в первом медицинском лет 10 назад. Оценивали обеспеченность витамином Д олимпийскую сборную. Там был у всех тяжелый дефицит. Как так можно, ведь витамин Д — это базовое вещество в нашем организме.

Николай: Как считаете, спортсмену на регулярной основе нужны витамины?

Надежда: Конечно, обывателю на регулярной основе нужны, а спортсмену тем более. Существует костность мышления, что питание — это неважно, ведь существуют сильнодействующие лекарства. Нас избаловала фармакология, еще 50 лет назад не было многих лекарств, которые так эффективно работали, потому роль питания была огромна, санаторно-курортное лечение. А сейчас у нас есть бомба — лекарство, но это сиюминутный эффект. Мы научились лечить инфаркт, инсульт, но что делать, чтобы их не случилось — это зада должна быть современной медицины.

Также важный фактор — сон, человечество перестало спать.

Николай: Я с этой проблемой столкнулся. Наверное, накладывает отпечаток мой образ жизни и психо-физиологическая нагрузка.

Надежда: Мы ложимся слишком поздно, дети не спят, ладно мы — взрослые, мы уже сформировали свою эндокринную систему до 25 лет. А вот современные подростки перестали спать. Вы вот во сколько в детстве спать ложились?

Николай: После «Спокойной ночи, малыши».

Надежда: Вот, эта передача была своеобразной отсечкой, и старшеклассники тоже ложились во время. А сейчас в 2 часа ночи они ложатся спать, в 0 часов — это уже рано. Мы все с гаджетами и дети тоже — мало того, что не спим, так еще и синий свет выбивает мелатонин. У подростков максимум мелатонина за их жизнь — не у малышей, не у взрослых нет столько мелатонина. У подростков максимум выработки мелатонина и гормона роста, мелатонин запускает гомон роста. Они копят костную, мышечную массу, строят свою эндокринную систему.

Николай: Как взаимосвязаны мелатонин и гормон роста?

Надежда: Нет мелатонина, выбивается синтез гормона роста. Мелатонин — это дирижер гормонального оркестра. Второй идет гормон роста, дальше тироидных гормон, кортизол, пролактин и т. д.

Николай: Я плохо сплю, сдал мелатонин в 2 часа ночи, он показал двойку — вообще нет мелатонина. Так как я тренируюсь, для меня важен сон и гормон роста. Что мне тогда делать?

Наджеда: Если не получается наладить режим дня — без гаджетов за 2 часа до сна, без синего света, без вечерних тренировок, если все равно никак, добавляйте мелатонин.

Николай: У нас в студии был доктор медицинских наух, нейрофизиолог, он преподает, сказал, что вскрыл более 1000 мозгов баранов. Суть разговора была похожей, что наш организм — это химическая лаборатория, и физическая активность ее запускает. Когда мы дошли до мелатонина, он сказал, что вызывает привыкание, а в долгосрочной перспективе вызывает импотенцию, поэтому он не рекомендует.

Надежда: Я таких исследований не встречала, хотя, конечно, нейрофизиолог должен в этом разбираться. К мелатонину есть привыкание, поэтому я рекомендую принимать его дискретно.

Николай: Я его принимаю, но стабильно в 2-3 часа просыпаюсь, видимо к этому времени его действие заканчивается. Есть швейцарский пролонгированного действия, но с ним я даже не засыпаю — никакого эффекта.

Надежда: Тут надо смотреть, возможно, надо стимулировать тормозовые процессы. Глицин принимать.

Николай: У меня почему-то от Пирацетама и Глицина головные боли.

Надежда: Может быть такое, есть пациенты, которые плохо переносят.

Николай: Я сделал МРТ эпофизиальной части головного мозга с контрастированием, и там все в порядке. Все исследовал, но не могу разобраться.

Надежда: Не всегда эти визуализирующие методы исследований нам показывают физиологию.

Николай: У меня были периоды травм, когда я снижал физическую нагрузку, тогда сон восстанавливался, но я не могу без физической нагрузки — это мой образ жизни, к мероприятиям готовлюсь. Это можно чем-то компенсировать?

Надежда: Сейчас очень популярны становятся медитации, и это очень хорошо, это очень интересное направление — улучшает состояние наших нейромедиаторов в эпоху этой информационной перегрузки. Иногда надо заземляться — по всему миру сейчас открываются комнаты для медитаций, например, в аэропортах. Интересно, что в эстонских университетах в период экзаменов к студентам приводят собак, чтобы они их гладили, успокаивались. У нас перегруженность мозга, и у детей тоже.

У меня тоже двое детей, и я хочу в них побольше вложить, но я очень четко понимаю, но сон и прогулки должны быть обязательно. Современные дети почти не гуляют — это очень плохо, поэтому на прогулки должны быть время, а также время на «ничегонеделание».

Николай: Как относитесь к голоданию и интервальному питанию?

Надежда: 12-ти часовой ночной интервал в еде — это норма для всех. Можно при желании 14 часов, все, что больше 16, 20, 36 и т. д. – это экстремальные режимы, не рекомендую всем. Это не хорошо для людей с заболеваниями ЖКТ, ССЗ, склонным к гипотонии, нарушению ритма, детям не хорошо. 12-14 — можно, все, что больше — крайне осторожно. А то сейчас популяризируют в интернете, что это всем полезно. Крайности — не для всех. Истина по середине. Основной постулат здорового питания — разнообразие.

Николай: Это важно подчеркнуть, Надежда — не первый специалист, который говорит, что нужно без крайностей.

Надежда: Хочу отдельно сказать про кето, там много продуктов, которые люди любят и каких только чудес люди себе только не придумывают: заворачивают икру в сыр, маслом намазывают, майонезом поливают — переедают жиров, это огромная нагрузка на поджелудочную железу, на желчевыводящие пути. Нагружают себя немылтимо. Доказано исследованиями, что на этой диете обедняется микрофлора. Проблема современного горожанина — дефицит микрофлоры, она становится уязвимой, и отсюда вытекает куча болезней.

Николай: На эту тему у нас была отдельная дискуссия с Иваном Курсенко, который занимается темой фекальной трансплантации — много рассказал интересных вещей про огромную важность микрофлоры.

Надежда: Это очень важно. Сейчас, наверное, нет направлений в медицине, в котором бы не обнаружили важность микрофлоры — от мозга до пяток. Это и кожа, и работа мозга.

Николай: Рекомендации по каким-то препаратам можете дать?

Надежда: Препараты — это врачебная работа. Что можно порекомендовать — ферментированные продукты, это чайный гриб , квашенная капуста, натуральный квас, самодельные йогурты, натуральный яблочный уксус. Часто люди перебарщивают, пью слишком много уксуса, главное, чтобы он был натуральным.

Николай: Как правильно пить?

Надежда: Натощак, разводить в воде, не больше чайной ложки на стакан воды. Надо очень аккуратно, потому что это кислота. Это метобиотик — вещество, которое улучшает жизнь бактерий, бактерии питаются этой яблочной кислотой. Вообще, почему ферментированные продукты полезны,  потому что там много органических кислот. У всех народов есть ферментированные продукты неслучайно.

Почему кето нарушает микрофлору? Потому что там почти нет клетчатки, наша микрофлора питается клетчаткой, и, чем разнообразнее, тем лучше. Одни микробы любят свеклу, другие сельдерей — чтобы микрофлора была разнообразной, нужны разные продукты.

Николай: Вы употребляете уксус?

Надежда: Да, у меня папа делает, он увлекается виноделием, он еще и уксус делает. В магазинах нужно покупать осторожно, внимательно читать этикетку, должно быть указано, что сделан из яблочного сусла. Часто под видом яблочного уксуса продается колированный уксус, то есть обычный подкрашенный уксус.

Конечно, если есть острые заболевания ЖКТ — гастриты, колиты — не надо начинать с яблочного уксуса.

Николай: Меня интересует вопрос, сколько задаю докторам, никто не может ответить, может Вы сможете: Какой период времени требуется на переход углевода, который мы употребляем, в жировую ткань — сколько дней или часов?

Надежда: Около суток, потому что повышение триглицериды как раз указывает на переедание углеводов, и это именно в течение суток переходит.

Николай: То есть сутки это находится в крови, и, если сделать в течение дня нагрузку, то можно израсходовать?

Надежда: Да. Сначала все идет в печень, там запасы полные, инсулин должен распихать это в запасы.

Николай: По себе смотрел — перед гонкой за 3 дня начинаю делать углеводную загрузку — кушать углеводы, но сил на следующий день нет. Я тестировал, послушайте, есть ли в этом логика. Если я начинаю кушать за 3 дня углеводы, а до этого неделю на безуглеводной диете, на 4й день я чувствую, что есть энергия, но уже набрал. Это уже жировые клетки, или вокруг тканевая жидкость?

Надежда: Нет, у нас вокруг клеток нет никакого бульона, но это лишнее Вы переработаете во время гонки. Если прекратите заниматься спортом, то может начаться инсулинорезистентность, поэтому лучше не раскачивать, нужно очень аккуратно.

У нас глюкоза нигде не складывается, она из крови должна сразу поступить либо в мышцы, либо в жировую ткань.

Николай: Но почему тогда, если я начинаю этот протокол не за 3 дня, а позже, то на гонке пустой, нет энергии.

Надежда: Значит, не хватает. Раз Вы создали дефицит углеводов, значит, не хватает одного дня заполнить. Дело в том ,что жировая клетка — это мобильное депо, оно поставляет Вам энергию.

Николай: Есть какие-то фишки, чтобы чуть больше гликогена накопить?

Надежда: Должно быть достаточное количество минералов, в первую очередь — калий. Тренировки обедняют по магнию, калию. Глюкоза и калий заходят в клетку вместе.

Николай: Смысл в этом голодании и потом углеводной загрузки есть?

Надежда: Есть, мышцы больше заполнит.

Николай: Есть еще какие-то способы больше наполнить мышцы гликогеном?

Надежда: Нет, должны быть тренировки, чтобы это депо было, чтобы мышце было, куда складировать этот запас. Если человек сидит в офисе, особо не тренируется, а в воскресенье решил выйти на марафон, ему не стоит так делать, у него все равно нет мышц, куда складывать этот гликоген.

Николай: На самом деле выдающиеся марафонцы, в основном, худющие и мышцы маленькие.

Надежда: Но эти мышцы функционально активные, можно иметь мышцу не очень большую по объему, но функциональную. Структура мышц разная.

Николай: Как тратится гликоген, в первую очередь из печени или из мышц?

Надежды: Сначала мышцы, потом печень. Мышца работает сама, а надо еще в сердце и мозг поставить, там нет такого запаса. Мышца тратит свой для себе, а печень обеспечивает другие системы.

Николай: А если мы работаем только одной мышцей, например, только левой ногой, а правая отдыхает, гликоген тратит только эта мышца, а в другой остается?

Надежда: Даже, если мы будем шевелить только одним пальцем, нервная система все равно активирует процессы и в других мышцах. Людям лежачим рекомендуют хоть чем-то шевелить, потому что нервная система оказывает трофическую (питательную) функцию на все мышцы.

Николай: В течение длительной физической нагрузки нервная система угнетается, есть ли какие-то способы ее активировать? Например, длинная гонка 8-12 часов, ты понимаешь, что физически еще можешь, но ЦНС уже не тянет. Выпиваешь кофеин, тебе лучше, но проходит полчаса, и кофеин уже не работает. Я не могу найти еще какой-то действенный способ.

Надежда: Это логично, это же монотонная, однообразная работа, естественно, мозг устает, утрачивает контроль, теряет интерес к этому процессу и т. д. Вы подпитали кофеином, но все равно тормозные системы более сильные. Это как без конца стимулировать загнанную лошадь, она в итоге сдохнет. Кофеин перестает работать, потому что к нему тоже идет привыкание. Я однозначно не специалист в этом вопросе, но это не физиологичное состояние нашего мозга. Вы сами ставите себя в не физиологичное состояние, а хотите найти физиологичное решение. Тут надо отдохнуть, отвлечься, переключить внимание. В работах Павлова 20-х годов двадцатого века доказано, что мозг лучше всего отдыхает при смене деятельности.

Николай: Если обратиться к работам Павлова, то все, что человека мотивирует, это конечная цель, которую он представляет. Когда ты бежишь длинную гонку, представляешь, что тебя ждет на финише. Осознавая это, ты заставляешь себя эту гонку пройти. Мне это нужно, и я ищу способы.

Питание, сон разобрали. Какие еще действенные способы в Anti-age терапии Вы бы порекомендовали? Спорт должен быть в жизни каждого человека?

Надежда: Вот это третий пункт: питание, сон и спорт. Мы природой созданы для движения, как раз нейрофизиологи спорят, что важнее — мозг или мышцы, мышцы для мозга или мозг для мышц. Есть такое направление в нейрофизиологии, которое изучает развитие мозга, благодаря мышцам. Если ребенка держать в пеленках, не давать ему двигаться, он будет хуже развиваться во всем. Наши мышцы заставляют развиваться нервную систему, познание увеличивается. Конечно, в Anti-age спорт имеет колоссальное значение, мы всегда это пишем во всех рекомендациях.

Николай: Проводили анализ профессиональных спортсменов, которые выступают, они все равно больше 8-9 часов в день сидят.

Надежда: А у большинства людей дом-машина-офис-машина. Это колоссальная проблема нашего общества, поэтому без спорта никуда. Я часто думаю: эволюция вообще спорт не задумывала, но были постоянно активности, а сейчас мы вынуждены придумывать фитнес-клубы, тренажеры, разные виды спорта для того, чтобы двигаться. Хотя, я считаю, что самое эффективное — это направление, где люди бегают по лесу, по городу, через канавы перепрыгивают.

Николай: Моя основная специализация — трейлраннинг — бег по пересеченной местности, плюс — скайраннинг — горный бег. Этим я и занимаюсь. Интересно, что за последние 3-4 года в трейлраннинге бум, раньше было непопулярно.

Надежда: Наверное, благодаря соцсетям, стало популяризироваться. На самом деле это очень здорово, потому что развиваются разные группы мышц, не какая-то однообразная нагрузка, а то камень, то ямка, и мозг работает. Еще очень здорово босиком. Я во время самоизоляции жила в деревне и много бегала босиком. Это, как наркотик, даже потом в городе вокруг Петропавловки бегала босиком. Потом сложно бегать в кроссовках. Мозг по-другому работает, просто взрывается ощущениями.

Николай: Вы занимаетесь, в спортзал ходите?

Надежда: Я вообще пример крайне неспортивного человека, в детстве ненавидела спорт, очень плохо бегала. В школе была игра «Зарница», я тогда жила в Баку, и вот мы играли, чья команда первой добежит, те поедут кататься на военном корабле по бухте. Естественно, была мотивация, а я вообще не бегала. Папа со мной целый месяц бегал по утрам, чтобы я могла пробежать, тогда я впервые пробежала 3,5 км. Занималась фитнесом по необходимости, а теперь мы увлеклись бегом.

Николай: Интересно, что многие люди, получив воспоминание о том, что бегать сложно, потом всю жизнь не бегают. Это нужно перебороть, люди созданы, чтобы бегать.

Надежда: Я как-то бегала по лесу, подвернула ногу, думала, что просто растянула, хромала за неделю до забега «Северная Столица» 10 км. Побежала с забинтованной ногой, потом месяц хромала, все-таки сделала рентген, выяснилось, что у меня был перелом. Я бегала с переломом, так делать, конечно, не надо.

Я всегда своим пациентам говорю: «Спорт — необходимость», хочешь — не хочешь, а надо.

Николай: Если сейчас какие-то современные разработки, процедуры, которые точно надо использовать, потому что это возможность сохранить здоровье.

Надежда: Важно контролировать свое здоровье, делать чек-апы. О своем здоровье надо знать, не когда что-то отвалилось, а ежегодно. Знать свои риски — семейные, генетические, понимать, к чему могут привести хронические заболевания, контролировать их. Тогда будет хороший, долгосрочный результат. Большинство заболеваний, которые инвалидизируют, ограничивают нашу жизнь, приводят к смерти, случаются не «вдруг», а за 10-15 лет.

Николай: Вы рекомендуете сдавать популярный сейчас генетический тест?

Надежда: Генетический тест работает в руках специалиста. Просто сейчас даже в салонах красоты делают генетический тест. Конечно, в антивозрастной медицине очень много направлений — это огромный пласт медицинских знаний. Я всегда говорю, что нет никакой чудо-таблетки или чудо-процедуры, которая бы подходила всем.

Николай: Меня беспокоит здоровье моих родителей. Приемлемо ли использование гормонозаместительной терапии у возрастных людей?

Надежда: Безусловно, я только за. Конечно, каждый случай рассматривается индивидуально: какие гормоны, в каких дозах и т. д.

Николай: Я знаю, что во многих клиниках возрастным мужчинам назначают андрогенный тестостерон.

Надежда: Конечно, используются и тестостерон, и эстроген, и прогестерон.

Николай: У многих с возрастом теряется интерес к жизни. Я думал, как оживить близких людей. Можно применять андрогенный тестостерон, если свой уже не вырабатывается?

Надежда: Конечно, гормональнозаместительная терапия так и называется, потому что замещает дефицит, и задача специалиста — ювелирное искусство — не задавить собственный синтез, а добавить то, чего не хватает. Для этого врачи эндокринологи учатся всю свою жизнь. Я всегда говорю, что гормоны — это, как редкое растение, его нельзя в асфальт посадить — погибнет. Или как топ-менеджер на фабрике — пришел весь такой умный, а рабочих нет, станков нет, что он там будет делать? В какую среду мы посадим гормоны — тут очень много работы, поэтому нельзя сказать, что гормоны всем или гормоны плохо. Гормоны — это колоссально эффективный инструмент, но, как и любой инструмент, только в руках специалиста.

Гормоны  – очень важный аспект антивозрастной медицины. Слава Богу, что у нас есть эти препараты.

Николай: Я много читал, что сейчас в микро дозах против старения применяют гормон роста.

Надежда: Да, это тоже очень сложная, ювелирная работа, не у всех хорошо приживается эта терапия. Очень легко ути в передозировку и формирование инсулинорезистентности. У меня есть опыт применения с такими задачами, но работа сложная и длительная. Вообще,гормональная терапия — это длительная работа, надо понимать, что пациент не сразу получает вау-эффект, поэтому многие говорят, что это ерунда. Гормон роста вырабатывается в гипофизе, и после 25 лет его выработка начинает снижаться.

Николай: Правда ли, что введение гормона роста не влияет на собственную выработку гормона роста, потому что про тестостерон говорят, что свой отключается.

Надежда: И с тестостероном — смотря какую дозу дадим. Если мы даем дозу, которая перекрывает эти обратные связи, то, естественно, блокируем. Антивозрастная медицина — это дотация того, чего не хватает, ни в коем случае не блокирующая доза.

Николай: У меня адекватное желание, чтобы тестостерон был повыше, потому что это интерес к жизни. У меня 12 — мне не хватает.

Надежда: 12 — это мало для Вашего возраста.

Николай: Я перепробовал кучу тестобустеров — толку нет. Пью всякие травы, боюсь применять андрогенный, потому что хуже сделает.

Надежда: Неправильно, надо датировать микродозы.

Николай: У женщин очень популярны уколы гиалуроновой кислоты для поддержания молодости лица, для волос.

Надежда: Можно хоть куда колоть — сколько есть денег. Конечно, гиалуроновая кислота — это молекула молодости, ее больше всего у младенцев, меньше всего у стариков. Она создает условия для жизни клеток. Это хорошая вещь, но вопрос, кто и что колет — сейчас очень много разных вариантов этой кислоты, разных филеров и зачастую злоупотребление приводит к местным воспалениям. Выбор вещества должен делать специалист, а не пациент. Все индивидуально.

Николай: А баня?

Надежда: Очень сложный вопрос. Фанаты бани всегда будут за бани, но баня не всем подходит. Есть люди, склонные к нарушению ритма, куперозу и т. д.

Николай: Если человек не злоупотребляет, а ходит раз в неделю, способствует ли это долголетию?

Надежда: Конечно, любая физиопроцедура направлена на улучшение работы нашего организма — лимфотока, кровотока, состояния нервной системы. Криосауна здорово, ИК-сауны, СПА — все это интересно и здорово, надо использовать.

Контакты

Позвоните нам




Мы в соц.сетях!


inst tg YT vk fb RT
Корзина
В корзине нет никаких продуктов!
0