0

Интервью с врачом-неврологом Павлом Ковзелевым

Автор статьи: biotropika

7 мин.

8

08.07.2021

Автор статьи: biotropika

7 мин.

08.07.2021

Николай Котенков: Сегодня с Павлом обсудим вопросы, насущные для бегунов: основные травмы — колено бегуна, надкостница, растяжения, восстановление, наиболее эффективные способы реабилитации — физиотерапия, отношение к БАДам. Он является неврологом, но занимается ортопедией, вартебрологией и всеми болями, связанными с опорно-двигательным аппаратом.

Правильно ли говорят, когда связки воспаляются, единственное решение — это отдых, или, может быть, есть какие-то эффективные способы лечения?

Павел Ковзелев: Почему ваша связка заболела? Неважно, какая — крестообразная, связка надколенника — любая, потому что вы ее перегрузили.

Николай: Поясните, перегрузка — связка натерлась или она подверглась очень большим сокращениям и растяжениям?

Павел: Это, в принципе, комплексная проблема: наши связки во многом выполняют стабилизирующую функцию. Когда вы регулярно нагружаете какую-то анатомическую область, эти связки испытывают избыточную нагрузку: и на сжатие, и на растяжение, и на удержание бокового скольжения — все на свете. Нельзя сказать, что мы ее чисто перерастянули, если это не факт острой травмы. Зачастую у бегунов хроническая травматизация, которой они подвергаются каждый раз, когда куда-то бегут. За 10 км. – это, как минимум, 20 тыс. ударов.

Если фактором травматизации является хроническая перегрузка, то, чтобы устранить проблему, нам нужно снизить темп тренировки, либо полностью ее прекратить. Это самый эффективный способ. Но, если ты профессиональный спортсмен, то не можешь полностью уйти от тренировки. Спортивная медицина не стоит на месте, она активно внедряет и применяет все новые способы, которые ускоряют процессы восстановления.

Николай: Расскажите по приоритетам, важности и эффективности.

Павел: Это что-то, связанное с фармакологией — приемом таблеток, препаратов, нанесением мазей и т. п. Второй момент — использование чего-то физического. Что касается применения фармакологии, то для хронической перегрузки, то противовоспалительные препараты будут просто снимать боль и воспаление. Если болевой синдром не является доминирующей проблемой, а основная проблема — невозможность выполнить какое-то упражнение, если функция страдает, тогда противовоспалительные препараты ни к чему. Если сильно болит, тогда, безусловно, они нужны. Просто сами по себе противовоспалительные препараты тормозят анаболизм и регенерацию.

Николай: Мои друзья, которые уже вышли за любительский уровень, пьют по 0,5-1 таблетке Аркоксии и рекомендовали мне, я не почувствовал эффекта. Рекомендуете ли вы, как доктор? Есть ли какие-то исследования?

Павел: Мы должны взвешивать риск и пользу, прием половинной дозы препарата на постоянной основе — с какой целью?

Николай: Против воспаления.

Павел: В медицине нет такого понятия — общий воспалительный синдром. Если травма локальная, ненужно стрелять из пушки по воробьям и принимать препарат, который будет воздействовать на весь организм, если проще воздействовать локально. У нас есть такие методы.

Что касается мазей — в целом применение возможно. В классической доказательной медицине считается, что мази эффекта не имеют. Я не придерживаюсь таких радикальных взглядов, по мне — хуже не будет. Например, если болит колено, и мы его активно мажем несколько раз в день, там не такая большая подкожная клетчатка, можно попасть в сустав. На колене, на руке мазь может работать.

Николай: Мое мнение, что диклофенак помогает.

Павел: Мне тоже кажется, что при локальной проблеме мазь может помогать.

Николай: Инъекции диклофенака рабочие?

Павел: Конечно, но это не самый безопасный препарат, он сейчас считается устаревшим. Есть препараты с более хорошим профилем безопасности — та же Аркоксиа, она более селективна, у нее меньше побочных эффектов.

Теперь поговорим про местное воздействие. У меня даже в клинике стоит современное оборудование, очень эффективное — оно все пришло из большого спорта. Я не видел спортсменов, которые бы не знали, что такое ударно-волновая терапия. Помимо УВТ, у нас есть хиотерапия — это высокоинтенсивные лазер, 12-ти ваттный, есть функциональная магнитная стимуляция. Это магнит, который генерирует переменное магнитное поле мощностью 2,5 Тесла. Например, томограф — это 1,5 Тесла, только там постоянное поле, здесь — переменное.

Ударно-волновая терапия — это почти все энтезопатии, которые существуют у спортсменов. Энтезопатия — это повреждение места крепления сухожилия к кости. Это хроническая травматизация, бывают ситуации, когда сухожилие отрывается от кости, но чаще — это хроническое повреждение в этой области — микронадрывы, постоянно прогрессирующее воспаление в этой области. Есть даже такое заболевание — колено бегуна — энтезопатия собственной связки колена это называется. При этой ситуации УВТ оказывает неоценимую помощь. Но большое значение имеет кто и как его делает. Я неоднократно видел, как врач или массажист совершает поглаживающие, массажные движения. Хотя по факту нужно воздействовать более локально, сильно, это довольно больно — это неприятная процедура. Если вам во время УВТ комфортно, хорошо — это неправильно выполненная процедура. Стандартный протокол УВТ — 2000 ударов, она работает, как отбойный молоток. Это может помочь только домохозяйке, которая немного перетрудилась. По факту, если это проф спортсмен, то мы выйдем за 5000-1000 ударов. УВТ механически раздражает, вызывает там воспаление. Любая регенерация идет через воспаление, у нас ткань не может зажить, если не было воспаления. УВТ также улучшает скольжение сухожилий.

Хиотерапия — это 12-ти ваттный лазер, который локально воздействует лазерным лучом. Работает на клеточном уровне, улучшает регенерацию, расширяет капилляры и улучшает кровоснабжение.

Николай: Спорт — это не только тренировки, но и физиотерапия, питание.

Павел: Здесь вы абсолютно правы, у нас есть СИС-терапия — это больше работа с мышцами, однозначно улучшается восстановление.

Николай: Массаж рекомендуете?

Павел: Я вообще обожаю массаж. С точки зрения классической медицины массаж не ускоряет восстановление, дает расслабление, но считается временным эффектом. Надо понимать, что все исследования, которые проводятся, имеют проблему с финансовой стороной вопроса. Все оплачивают страховые компании, им невыгодно платить деньги, всегда ставится вопрос: целесообразно ли применение метода, улучшит ли он здоровье пациента через полгода. Мое глубокое убеждение, что массаж полезен. У нас же восстановление идет не только на локальном уровне — нервная система тоже должна восстанавливаться.

Николай: Когда начал бегать, пробегал год и было до 110 км. в неделю, начал бегать марафоны, пробежал 3й марафон. На малой берцовой кости сформировалась болевая точка, не мог наступать, по лестнице стало тяжело ходить. Бегать практически не мог, сделал снимок — начала формироваться костная мозоль и до сих пор чувствую эту шишку. Это был усталостный перелом. Как избежать? Это многие прошли. Что можно сделать, чтобы снизить риски?

Павел: По факту это все перегрузка, мы всегда упремся в снижение нагрузки. Если этот факт принять за базовый и говорить, что можно применять сверху: есть кальций, рыбу, много белка.

Николай: Если мы повышаем нагрузки ткани укрепляются?

Павел: Однозначно, прочность любой ткани под нагрузкой увеличивается. Но, если говорить не о беге, а о пауэрлифтинге, то у людей мышечная прогрессия идет намного быстрее, чем укрепляются связки, сухожилия и кости. Мышцы быстрее гипертрофируются. Если укрепление сухожилий — это месяцы, годы, то мышца может гипертрофироваться быстрее. Они часто испытывают проблемы с отрывами чего-либо. Всегда должен быть наблюдающий специалист — реабилитолог хотя бы, который подберет оптимальную нагрузку.

Николай: Многие совершают ошибки.

Павел: Я реально не знаю ни одного человека, который бы просто пришел заниматься в зал и не получил какой-то травматизации.

Николай: Еще сталкивался с воспалением надкостницы, делал компрессы на ночь, но долго восстанавливался. Немного побегаешь трусцой, и все воспаляется. Что это за процесс?

Павел: Сухожилие в кость очень плотно сращено, часто оказывается, что само сухожилие становится более прочным, чем кость, и механически происходит отдергивание кости. Это крайняя травма, определить можно по снимку. Если сделать КТ или МРТ, там будет воспаление, отек, и доктор сможет понять. Как ускорить восстановление — это те методы, про которые я говорил. Основа любого восстановления — адекватное кровоснабжение и правильное воспаление, которое приводит к регенерации. Основная причина хронического патогенеза того же колена бегуна — незавершенное воспаление. Прочность сухожилий снижается, нагрузку такую уже не может выносить. Один из механизмов — стимуляция воспаления, перевод его из хронического в подострое, чтобы оно завершилось. Возможностей для восстановления много — население мало информировано, а у некоторых врачей не хватает опыта.

Николай: Дипроспан посоветовали, но это гормональное вещество, боюсь его применять. Как считаете?

Павел: Я не сторонник введения Дипроспана вообще, это не самый полезный препарат. Препарат, введенный в сустав тормозит много регенерационный процессов. Обычно мы используем это тогда, когда либо очень выраженное воспаление в суставе.

Одно из лидирующих направлений, которым я занимаюсь — это боль в спине и грыжа диска. У нас в клинике есть возможность лечения таких пациентов без операций, называется резорбция. Приходит пациент с грыжей, мы всегда думаем, что можно сделать. Всегда идем по пути увеличения вмешательства: не помогают таблетки, лечим нашими методами, это не помогает – думаем об операции, потому что многие приходят от нейрохирурга с направлением на госпитализацию с целью оперативного лечения. Это неправильный подход.

Николай: Врач — это творческая профессия. Я со своей проблемой обратился к нескольким докторам и получил в 1-м и 4-м случае кардинально разные ответы. Это правильный подход — собирать экспертное мнение?

Павел: Да, 100%. Часто даже я советую пациентам сходит к хорошему нейрохирургу и узнать его мнение.

Николай: Обратился к травматологу — сделали рентген и МРТ, с этими материалами пришел. Он говорит, что воспалены крестообразные связки, в любом случае бег — это вредно, убиваешь колени. У 2-го и 3-го врача такое же мнение: нагрузки чуть выше, чем легкая трусца — это вредно, убивает колени, стирает мениски, рано или поздно загремишь на операцию. Потом нашел доктора Кузнецова, у меня должен был быть марафон через 4 недели, а так напугали. Он посмотрел МРТ, сказал, что по сравнению с проф спортсменами — идеальные колени, хуже не сделаешь. Посоветовал выпить обезболивающее, пробежать марафон и отдохнуть. Что я и сделал.

Все возрастные ребята говорят, что изначально, когда начали бегать в 40-50 лет, колени болели, но со временем опорно-двигательный аппарат укрепляется, все это проходит и наоборот комфортнее становится. Многие отказываются от тренировок, потому что выслушали не то мнение. Как вы считаете?

Павел: Вы описали опыт посещения хорошего спортивного врача. У меня есть опыт плохого спортивного врача у людей, например, с той же грыжей диска в спине, когда у человека острая грыжа диска с разрывом — опасная ситуация, а им говорили: Не сбавляйте темпа, поболит и пройдет. Нет однозначного ответа на ваш вопрос. Я бы сказал — надо идти к хорошему врачу, неважно гражданскому или спортивному. В большом городе есть возможность выбора.

Про спорт в целом я всегда за, в любом возрасте. Есть примеры, когда люди в 50-60 лет начинали заниматься тяжелой атлетикой, состояние их здоровья улучшалось. Если человек все делает с умом, нагрузки всегда будут давать только положительный эффект.

Николай: Должен ли присутствовать спорт в жизни каждого человека?

Павел: Да, спорт должен присутствовать, но все зависит от целей. Если цель — здоровье, как вы, бегать по 90 км. ненужно. Подавляющему большинству населения достаточно 3 раза в неделю по 40-60 минут нормальной аэробной нагрузки, желательно утром зарядка. Многие ортопедические проблемы продиктованы нашим образом жизни. Мы должны сидеть прямо с отведенными назад плечами, то обычно на офисном стуле плечи уходят вперед, голова наклоняется, задняя поверхность спины растянулась. Мышцы держат нагрузку и начинают болеть. Мы получаем классический паттерн распределения проблем. Таким людям, помимо аэробных нагрузок, нужно работать с отведением лопаток назад — силовая часть должна присутствовать.

Николай: Многие рекомендуют употребление коллагена, желеобразных субстанция, я все это прошел. Многие рекомендуют для восстановления гормон роста.

Павел: Из того, что реально наукой подтверждено, все ходропротекторы какого-то значимого эффекта не показали.

Николай: Пропил их много от разных производителей — то ли не усваиваются, то ли эффект настолько минимален, что я его не чувствую.

Павел: Второй вариант более правильный. Это препараты, которые модулируют хроническое медленное воспаление, их применяют в ревматологии при артрозах крупных суставов, в исследованиях для этих проблем они показали эффективность. Просто цикл приема должен быть от 6 месяцев.

Николай: Часто у людей сводит мышцы — от недостатка магния или чего-то еще. В вашем опыте есть какие-то решения?

Павел: Все упирается в перегрузку, могла нервная система переутомиться, сама мышца могла переутомиться. Я не сторонник того, что это электролитные нарушения, они так быстро не формируются. Они обычно бывают у людей с заболеваниями почек, у спортсменов это часто локальные причины. Нужно заниматься спортом плавно и с умом.

Контакты

Напишите нам

Позвоните нам




Мы в соц.сетях!


inst tg YT vk fb RT
Вступить в BIOTROPIKA-team
Корзина
В корзине нет никаких продуктов!
0
0
    Ваша корзина
    Ваша корзина пустаВернуться в Магазин