0

Интервью, с тренером – реабилитологом, Александром Лисичкиным, о здоровом образе жизни

Автор статьи: biotropika

18 мин.

9

20.10.2021

Автор статьи: biotropika

18 мин.

20.10.2021

Сегодня у нас в гостях Лисичкин Александр Витальевич — тренер, мастер спорта по баскетболу 3х3, член сборной команды России, реабилитолог, хирург. Будем говорить о правильном питании, баскетболе, здоровом образе жизни, о реабилитации и восстановлении.
Николай: Расскажите про баскетбол 3х3, поле то же самое?
Александр: Нет, играют на одну половину. Играют 3 на 3 и по одному человеку на замену, т. е. команда из четырех человек. Дисциплина популярная, наш слоган: «Из улиц на Олимпийские игры». Зародился этот вид спорта на улицах, когда играли на одно кольцо, раньше назывался стритбол, но сейчас стали называть баскетбол 3х3, т. к. это набирает обороты в плане профессионализма и денег. Это уже какая-то мировая история.
Николай: Интересно. Я в Китае некоторое время провел — там прямо в каждом дворе китайцы играют в баскетбол.
Александр: Да, они популяризируют этот вид спорта, т. к. считают его довольно-таки прогрессивным для здоровья. Он, конечно по-своему опасен, потому что там есть и прыжки, и приземления, и контакты в воздухе. Травмы пальцев тоже есть. Баскетбол очень завязан на скорость принятия решений, работу на опережение. Большая физическая нагрузка совмещена с большой концентрацией.
Николай: Мы брали интервью с действующим чемпионом по спортивному ориентированию — Евгением Годлевским, рассуждали, и он согласился, что даже просто при беге по пересеченной местности голова работает, как при игре в шахматы: думаешь, куда наступить, какая длина шага, как мышцы стабилизировать — столько процессов идет. А, когда ты еще во время бега должен ориентироваться на местности, понимать, как лучше и быстрее собрать эти метки, голова включается еще сильнее. Тут, наверное, примерно также?
Александр: Да, я думаю во время игры включаются те процессы, которые помогают нам быть здоровыми и счастливыми, быть осознанным, в моменте и работать без инерции.
Николай: Интересно, сколь разных видов спорта.
Александр: Да, в этом году на Олимпийских играх будет приличное количество новых видов спорта. Я понимаю, что все это набирает обороты. Очень много менее популярных видов спорта приходят к нам — это здорово.
Николай: А как наша сборная выступила?
Александр: Наша сборная выступила феноменально. Серебряные призеры, я считаю, что феноменальная работа была проделана. Всегда хочется быть на пике, но зато есть место для прогресса. Я думаю, что для развития спорта это еще круче.
Николай: У всех стран есть состав?
Александр: Есть у всех. Еще не сформировалась история, кто эти баскетболисты 3х3, они приходят из 5х5, или уже растут именно как баскетболисты 3х3. 3Х3 — это нагрузка примерно, как в хоккее, должны быть быстрые смены, потому что быстро устаешь, закисляешься. Игра идет всего 10 минут чистого времени, с остановками минут 18. Если брать чистый баскетбол, то это одна четверть Время на атаку гораздо меньше, чем в большом баскетболе. Огромная силовая борьба и скорость принятия решений.
Это доступный вид спорта, колец в городе появляется все больше. Реально в составе нашей сборной есть непрофессиональные игроки, которые пришли с улицы. Не играли за профессиональные команды, попали в обойму 3х3, приехали на Олимпийские игры и в 24 года стали медалистами. Это история, которая творится на наших глазах, и любой может попытаться принять участие.
Николай: Понятно, что попадет только один из миллиона, а чемпионом станет один из 10 миллионов. Моя идеология: я не тренер, не имею бэкграунда в спорте, просто это сфера моих увлечений, призываю всех заниматься спортом просто для здоровья, для удовольствия. Пытаюсь, благодаря проекту Биотропика, разобраться в интересующих вопросах. Вы для нас представляете интерес, потому что Вы одновременно и спортсмен, и доктор. Сейчас я Вам позадаю много различных вопросов.
Вы, наверное, сразу были спортсменом, а потом уже стали доктором?
Александр: Да, баскетбол был в моей жизни с 9-ти лет, с 3-го класса, и после школы я выбирал: идти в профессиональный спорт или учиться профессии.
Николай: Мне интересно, Вы подтвердите, что врач — это творческая профессия, где очень важен личный опыт?
Александр: Да, безусловно.
Николай: Я со своей травмой пошел к 4-м докторам, 3 из них были гражданскими, они мне сказали, что бегать нельзя. Пошел к спортивному врачу — доктору Кузнецову, он сказал: Тебе еще бегать и бегать по сравнению с другими. Месяц отдохни, воспаление пройдет и бегай дальше. Подход другой. Мне интересно Ваше мнение, спорт должен присутствовать в жизни каждого человека, или все-таки нет — бег изнашивает колени, физические нагрузки усугубляют состояние человека?
Александр: Бег для меня немножко обособленная ситуация в плане спорта, потому что, когда я стал увлекаться бегом с точки зрения физиологии этого процесса, реабилитации. Как должно быть готово тело к бегу. Один из учителей рассказал интересную мысль, что, благодаря бегу, нельзя набрать хорошую физическую форму. Надо набрать хорошую физическую форму, чтобы бегать.
Николай: Что за учителя? Про кого мы говорим?
Александр: Это учителя Мадридской школы остеопатии. История была, когда они привозили семинар по стопе и по бегу — остеопатический подход.
Николай: Многие доктора доказательной медицины не приемлют остеопатию, Ваше отношение?
Александр: Остеопатия гораздо глубже, чем мануальные техники. Если в одном случае мы говорим про сантиметры и миллиметры, то в другом — про микроны.
Я еще в начале своего пути в остеопатии. Мне интересно освоить эту профессию, потому что, разбираясь в остеопатии, ты уходишь очень глубоко в вопросы вообще жизнедеятельности. Действительно, со стороны выглядит очень интересно: врач что-то подвигал, ты даже не почувствовал, но тебе сказали, что должно стать полегче. Много школ различных, много подходов. Конечно, как обычно, все на стыке каких-то разных профессий. Если с помощью остеопатии врач тебя полечил, то как сделать дальше так, чтобы твое состояние не вернулось? Отсюда тебе нужно дать упражнения, которые поработают с причиной, и здесь уже должен подключаться врач-реабилитолог. Если остеопат — не врач-реабилитолог, то он должен взаимодействовать с реабилитологом. Хорошо, когда это все совмещается, поэтому обычно такие люди развиваются сразу в нескольких направлениях: остеопатия, мануальная терапия, физическая реабилитация.
Николай: Я общался с профессорами, они все и остеопаты, и мануальщики, и кинезиологи, и более того — фармакологией владеют.
Александр: Да, вот здесь появляется истина, когда ты понимаешь причину с разных сторон. Вроде все в одном направлении, но подходы разные.
Николай: Я думаю, что понимая организм с точки зрения спортсмена, который продолжительное время следил за реакцией организма на травмы, нагрузки, я думаю, это сильнейшая квитэссенция.
Александр: Да, это очень крутая история. Вернемся к вопросу, должен ли быть спорт в жизни каждого, и в частности бег. Мне больше нравится физическая активность: если разбирать нашу эволюцию от животных, то, конечно, движение заложено в основу нашей жизнедеятельности. Наши ткани и восстанавливаются, и травмируются, испытывая нагрузку. Здесь должна быть грань. Получается, что профессиональный спорт — это нагрузка, которая травмирует ткани, а просто физическая активность укрепляет.
Николай: Травмы подключают компенсаторные функции.
Александр: Безусловно, даже задача — найти врача, который разберется с этим или самому поразбираться — серое вещество напрягается. Адекватная физическая нагрузка должна быть. Это для меня сопряжено со всем — хорошим настроением, эмоциональной деятельностью, развитием творческого потенциала и, конечно же, продолжительностью жизни. Это и сточки зрения физиологии, и с точки зрения хирурга, и спросите моих коллег — терапевтов, все скажут, что все в нашем теле должно двигаться.
Просто для каждого нагрузка своя, надо ее подбирать. Одни из моих учителей — ребята из Польши говорили, что кардионагрузки достаточно 3 минуты в неделю, чтобы поддерживать сердечную мышцу в тонусе. Подняться по лестнице на 10й этаж на хорошем пульсе раз в неделю по их исследованиям достаточно. Кажется, это не так много, чтобы быть в тонусе. Это не говорит о том, что не надо ничего делать, надо делать, но с пониманием, что ты делаешь.
Теперь про бег: бег действительно травмоопасен, особенно по пересеченной местности.
Николай: В сравнении с чем?
Александр: С гладким бегом.
Николай: Я бы тут поспорил, это же предполагается бег по шоссе — по несвойственной нам поверхности.
Александр: Нет, я имею в виду бег по стадиону по амортизирующей поверхности. Конечно, если мы говорим о марафоне, то мы возвращаемся к той гране между спортом и физической активностью. Марафон — это та нагрузка, которую может себе позволить спортсмен, а не среднестатистический человек.
Николай: А где, на Ваш взгляд, разница между физкультурником и спортсменом?
Александр: Банально даже количество времени, который человек уделяет своей подготовке.
Николай: Дело не в результатах?
Александр: Нет, конечно. Я могу считаться спортсменом и добиваться своих целей в любом возрасте. Люди приходят в бег и в марафон, и в триатлон в 40 лет они считают себя спортсменами, потому что у них есть четкий режим, график тренировок, отработанная система питания — это уже профессионализм. Чем отличается спортсмен от обычного человека? Он получает деньги за то, что он делает.
Николай: Много профессиональных спортсменов, которые не выигрывают, не ставят рекордов, с ними разрывают контракты. Что они перестали быть спортсменами?
Александр: Нет, здесь такой момент, что в конечном счете цель — получать удовольствие от того, что ты делаешь.
Николай: Когда я в своем блоге говорю, что любой человек может стать спортсменом, на меня несколько раз нападали тренера, что ты не имеешь права называться спортсменом. Я не хочу ни с кем ругаться, но у всех спрашиваю, где грань между спортсменом и физкультурником?
Александр: Много всего должно совпасть, чтобы добиться результата. Ты можешь хотеть, но природа может тебе не позволить. Какие у тебя выросли мышечные волокна, такие у тебя рычаги, такая выносливость. Опять же, все по отношению к делу. Критериев много, хочешь юридически, хочешь финансово, хочешь энергозатратные. Спортсменом может стать любой. Главное — как человек к этому относится. Берет ли он ответственность за принятые решения.
Николай: Мне нравится Ваша логика. Любой человек может назвать себя спортсменом, потому что спорт — это состязание, это конкуренция. Не ради денег, не ради победы.
Александр: На турнирах есть профессиональные спортсмены, есть непрофессиональные. Любитель тоже спортсмен, но это непростая история — быть спортсменом.
На мой взгляд, это единственно правильный путь, когда физическая активность является образом жизни. Для меня пазл уже складывается.
Николай: Для этого я провожу челленджи. Понятно, что начинает сотня, заканчивают 30, в итоге 2-5 человек пишут: Николай, благодаря Вам, я начал регулярно бегать, втянулся, хотя раньше не мог, пропускал. Когда ты это интегрируешь, как зубы почистить.
Александр: Да, выработать такую привычку — это напрямую коррелируется со здоровьем. Если ты чем-то занимаешься, в это нужно погружаться. Мне очень нравится работать с моими спортсменами, клиентами.
Николай: Вы тренер по баскетболу?
Александр: Я индивидуально работаю с баскетболистами, развиваю их навыки, занимаюсь физической подготовкой. Есть в баскетболе такой термин «тройное нападение», вариантов очень много. Можно бегать с мячом и без мяча, передавать контакт — этому всему нужно учить индивидуально. Есть командная работа, когда вы все играете одну комбинацию, и вы все знаете, что в определенное время мяч должен полететь именно туда, поэтому туда прибежит игрок.
Прыжок баскетболиста хорошего уровня порядка 90 см. отрыв от земли. Это уже индивидуальная работа, специальные упражнения. Это очень специфический вид спорта, потому что здесь есть очень травмоопасная история — ротационная нагрузка на колено, когда ты приземляешься с высоты.
Николай: Интересно, какие упражнения Вы делаете, потому что во время трейлраннинга — бега по пересеченной местности колени травмируются за счет того, что ты в повороте прыгаешь.
Александр: Потому я и говорю, что бег по пересеченной местности опаснее, чем гладкий — есть неровности. Ты должен все это вылавливать.
Николай: Когда бегун по шоссе попадает в лес, у него задействуются совсем другие мышцы, которые обычно не работают.
Александр: Ко мне обращаются люди, которые начинают бегать. При беге по пересеченной местности совсем другие травмы. Самая большая нагрузка распределяется на 3 основных сустава: голеностопный, коленный и тазобедренный. Дальше поясница и грудной отдел позвоночника. Есть базовые вещи, которые надо закрывать всем, кто занимается спортом: мобильность суставов, стабильность тела в определенных положениях и координация. Координацию я делю на 2 части: 1 — ловкость, когда мы можем повернуть голову в одну сторону, но бежать прямо, не потеряв ориентир, махнуть рукой и не потерять баланс. А есть координационно-мышечная работа, когда определенные мышцы включаются, как каскад: сначала включилась эта мышца, потом следующая, потом другая. Это все тренируется при добавлении осознанности в движение. Самые популярные травмы в беге: колени начинают болеть, поясница побаливает. Есть биомеханические предпосылки, например, если ягодичные мышцы работают слабее, чем надо, то нагрузку при разгибании бедра и толкании тела будут брать на себя другие мышцы. Ягодичная мышца большая, но иногда человек не может напрячь отдельно ягодицу — нет доступа ЦНС к включению. Получается, что кого-то надо учить договариваться со своей мышцей и включать ее. Потом ты учишь в определенном положении ноги включать эту мышцу и расслаблять. Так постепенно доводишь до автоматизма.
Отсюда совет для начинающего спортсмена: обратиться к специалисту, который разбирается в физиологии движения и работы мышц. Это может быть кинезиолог, реабилитолог. Главное, чтобы человек сказал: Вам для бега нужно, чтобы голеностопный сустав сгибался и разгибался в таких углах, чтобы колено при такой-то нагрузке не виляло вправо-влево, чтобы Ваша поясница оставалась стабильной в таком положении и чтобы Ваша ягодица работала от этой фазы шага до этой. И вообще должен быть осмотр у врача, посмотреть, там ли стоят основные суставы, правильно ли они стоят относительно друг друга. Дальше ты смотришь, почему сустав стоял не на месте. Это уже не очень простая история, специалист должен смотреть под разными углами, собирать историю спортсмена, как он функционирует в обычной жизни.
У кого-то бедро разворачивается, у кого-то не разворачивается. У женщин таз шире, у мужчин уже — разные оси. Конечно, мои учителя говорят такие вещи: Не знаешь, что делать — качай ягодицы, стабилизируй кор, стой на одной ноге несколько раз в день по 30 секунд.
Николай: Про ягодицы несколько травматологов говорили тоже самое: хочешь начать бегать — прокачай ягодицы.
Александр: Тоже нужно понимать, что у каждой мышцы есть разный режим работы — не только выносливость, где-то должна включаться сила. Чтобы двигать много раз ногу должна быть силовая выносливость, но ягодица не только двигает ногу, она стабилизирует таз, крутит бедро. Опять же, что такое ягодица — это пласт мышц от самых маленьких до больших, которые с невероятной скоростью регулируют центровку тазобедренного сустава, поясницы. Отсюда разные режимы прокачки ягодицы. Нельзя просто сделать 20 выпадов и включить ягодицу, еще нужно поактивировать, погипертрофировать, поработать над координацией. Это все должен учитывать тренер и сам человек, который начинает бегать. Должен быть контроль.
Сначала нужно подготовить тело к бегу, потому что есть ударная нагрузка от каждого шага. Я спрашиваю у учителей: Сколько я сейчас могу пробежать? Пока ты контролируешь частоту шагов, угол падения — беги. Не контролируешь — не беги.
Николай: Я сам бегаю длинные дистанции. Зачастую замечаю, что мышцы хорошо работают, но ЦНС угнетается. Это бывает после 40-го км. Я научился на ближайшие 15-20 км. ее активировать кофеином. Дальше ни кофеин, ничего более не работают. Концентрация падает, весь гликоген израсходовался, начинается расщепление жиров, и голова плохо соображает.
Александр: Для большинства людей это фантастика — пробежать 40 км. и не отключить контроль. Здесь бы я пошел в сферу психологии — науки, которая должна рассказать, как натренировать мозг. Я всегда за то, чтобы спортсмен развивался не только с тренером, реабилитологом, массажистом, но и с психологом.
Николай: Я бы сказал, что пока это непривычно, недоступно для наших спортсменов.
Александр: Много чего непривычно и недоступно, но я считаю, что нужно уметь отслеживать свое эмоциональное состояние, уметь отличать деструктивные эмоции. Как правило, наш мозг сильно перегружен нашими эмоциями и разрядка этих эмоций высвобождает значительную часть свободного внимания. Благодаря этому, можно реально улучшить внутреннюю концентрацию, больше бежать, если эмоциональное состояние позволяет это делать. Работа с этой стороны может дать много.
Николай: Давайте рассмотрим какой-то кейс?
Александр: Что у Вас сегодня было хорошего? 5 самых ярких деталей?
Николай: Я очень соскучился по своему шоссейному велосипеду, и сегодня у меня появилась возможность прокатиться с ветерком. Мы катались с моим другом, он трехкратный чемпион мира по велотреку, классно пообщались. Погода была отличная, ветер приятный утром, я в 9 утра катался. Плюс наши профессиональные велогонщики катались, мы за ними немного подержались. Это все эмоционально, как будто ты где-то на сборе классный велогонщик.
Александр: Класс. Это, конечно, яркий пример: давно не было и все совпало. А если бы Вы каждый день катались и обратили внимание, какого цвета бутылка на соседнем велосипеде, что на ней написано. Здесь такой момент: не специально находить, а обратить внимание на то, что у мозга есть возможность увидеть эти детали. Когда бы ты был отдохнувший, ты бы это увидел. Способность замечать каждый день что-то новое хорошее и говорит о том, что есть свободное внимание. По своим ученикам я часто вижу большую взаимосвязь с травматизмом. Если нет свободного внимания, мозг перегружен, там все время крутятся свои мысли, травмы чаще. Я спрашиваю своих учеников: Что сегодня было хорошего? Вы видели — снег шел? Они: Снег шел? Конечно, я понимаю, что такому человеку нужно снижать нагрузку, у него нет достаточного контроля над своими движениями.
Николай: У нас же как с советского времени — тренер выполняет роль друга, психолога, массажиста. Это всегда в одном лице. Вы пример того, что можете со всех сторон: посмотреть и на физиологию, как практикующий доктор и спортсмен + поговорить про психологию.
Александр: На мой взгляд, это неотъемлемые части этой большой профессии, когда ты должен разбираться в психологии поведения.
Николай: Я книгу прочитал по психологии, что от нашей головы зависит больше, чем от физических возможностей: есть какая-то стена, к которой мы можем подойти чуть ближе. Я даже видео снял: пробежал полумарафон и, абсолютно не готовясь, я поехал на соревнование, и у меня на пятом км. ногу свело. Я только в голове понимал, что я это бежал и могу, но подготовку не делал. Вывод: все-таки нужно быть физически готовым.
Александр: Мне нравится такая мысль — прокачай свой мозг, и уже твой мозг прокачает твое тело.
Николай: Это более правильно, а не когда говорят, что все зависит от головы.
Александр: Такой подход позволит трезво оценивать состояние своих эмоций, своего тела, свои возможности на данный день. У меня есть проект — баскетбольная академия «Эволюция», где мы с моим партнером и другом тренируем — это школа по индивидуальному развитию навыков баскетболистов. Не раз мы отменяем тренировки, когда приходит спортсмен, мы с ним беседуем и понимаем, что сегодня он не готов к работе. Он может быть эмоционально не готов. Начинаешь с ним беседовать, есть моменты, которые требуют психологической работы. Тогда, возможно, нужно позаниматься этим. Или тело не готово, спортсмен говорит: Мои мышцы не восстановились, 72 часа не хватило. Потестировали, посмотрели — действительно, есть напряжение. Отдых — это тоже неотъемлемая часть. Большие мышцы — большая ответственность, ты должен их не только качать, но и ухаживать за ними, давать восстановление. Перегрузился — иди спи, отдыхай. Другое дело, что и отдых должен быть организован, тренер должен сесть и расписать.
Николай: Профессиональные спортсмены могут позволить себе качественное восстановление, отдых. Мы — любители — люди, у которых работа, семья и куча других забот, которых спорт не кормит. Многие друзья говорят, в т.ч. возрастные, кто бегает в 40-50 лет, все говорят, что лучше иногда не доделать, чем сделать лишнего.
Александр: Золотые слова! Слишком велика цена ошибки, это сразу травма, которая может сорвать все в будущем. Надо понимать, что любая травма будет снижать твой природный максимум, до которого ты можешь дойти. Лучше дольше идти, чем резко стартануть и сломаться.
Николай: Мне очень интересно про психологию — как правильно настраивать себя перед соревнованием, которое для тебя важно? Мой рабочий инструмент: у меня есть несколько книг с историями выдающихся спортсменов + видео ютуб + фильмы «Крылает сандалии», «Святой Ральф». Они меня мотивируют, задают такое настроение, что мне хочется после этого бежать. Читаю про Сэмми Ванджиру, который феерично выиграл Чикагский марафон. Он моего года рождения, у него башню накрыло от того, что уже все имел и стал легендой у себя в Кении. У него были жесты, когда он делал финишный рывок. Я начал делать этот жест во время бега, и как будто правда прибавляет сил. Так, на Московском марафоне у меня впервые в жизни был отрицательный сплит, когда вторую половину ты бежишь быстрее, чем первую. Это же психология. Какие еще инструменты можете подсказать?
Александр: Любые фишечки в плане жестов, криков, подбадривания, что-то надеть на тело — это все ближе к разрядке накопившихся эмоций. Это даже может быть негативно — ты бежишь, тебе тяжело, это определенная боль, можешь думать, зачем мне это нужно. Какие эмоции это вызывает, какие-то жесты, крики иногда помогают разряжать, могут быть выполнены правильно. Грубо говоря, даже крикнуть или порычать, если есть злость, можно диафрагмой, а можно из глубины. Если зевать, можно зевать голосом, и это будет разряжать эмоции, полученные от каких-то травм. Это все психология, эмоциональное поведение человека. Как и с началом бега — ты приходишь к врачу физиологоу-реабилитологу, и он выстраивает твое тело, говорит, где надо укрепить. Точно также ты работаешь с психологом. В плане психологии лучше разбираться досконально. Нет какого-то секретика. Для меня психология — это такая вещь, которая, как и физическая активность, должна присутствовать в жизни каждого человека.
Николай: Самоанализ?
Александр: Нет, самоанализ — это слишком сложно. У каждого крутого психолога есть свой психотерапевт. Обычно их 3 или 5. Точно также, как у врача-реабилитолога есть свой реабилитолог, я не могу сам себя диагностировать.
Николай: Психолог — это же не доктор, а психотерапевт — это уже доктор?
Александр: Там тонкая грань: психолог, психиатр, психотерапевт — от этого зависит, какие рекомендации ты можешь давать, имеешь ли ты право ставить на бланке печать и выписывать препараты. Я больше про психолога, который лечит без лекарств, помогает разобраться в своих состояниях и уже отправляет к психотерапевту, если нужна фармподдержка. Это все настолько интересно и сложно.
Николай: Интересно все это использовать при подготовке к чему-то, что для тебя важно. Например, у меня есть план пробежать гонку UTMB – 170 км., ты готовишься, едешь туда, и много средств надо тратить. Тут надо включить все ресурсы.
Александр: Четкое планирование — залог успеха.
Николай: Вы — развитый спортсмен и хирург, давайте о хирургии.
Александр: Как после школы у меня не было видения, что я могу стать профессиональным спортсменом, так и после института у меня не было видения, что я могу стать профессиональным спортивным врачом. На тот момент я не нашел своего учителя, а учитель в медицине — это практически все. Дальше в медицине есть несколько ответвлений:         Хирургия — где, ты работаешь руками и другое — где не работаешь руками — это генетика, терапия. Есть еще пара ответвлений — детская медицина и стоматология.
На тот момент хирургия мне была интересна, и я начал развиваться, как хирург общей практики. Дальше место, где я работал — городской центр колопроктологии, занимался проблемами толстого кишечника — узко направленно.
Николай: Это онкология?
Александр: В нем есть подразделение онкологии. Полип — это тоже онкологическая история, только доброкачественная.
Николай: Это что-то рядом с гастроэнтерологией?
Александр: Гастроэнтерология — это терапевтическая история, занимающаяся проблемами кишечника, а колопроктология — это хирургическая история, когда уже лекарства, смена образа жизни, диетология не помогают. Так получилось, что я начал развиваться в этом центре, как хирург-колопроктолог, потом, как хирург онколог-колопроктолог, 12 лет      отработал. При этом я никогда не бросал спорт. Даже, будучи профессиональным хирургом, я успел поиграть за сборную России по баскетболу 3х3. Это было такое желание все-таки влезть в профессиональный спорт. Было сложно совмещать профессиональный подход к спорту и профессиональный подход к медицине, но я так выстроил, что, благодаря спорту, у меня были силы на то, чтобы работать врачом, т. к. это все-таки профессия, требующая колоссальных ресурсов. Операция — это сложно физически, простоять в статике 5-6 часов. В какой-то момент, пройдя через свои травмы, полученные даже не в спорте, а в хирургии, начал заниматься своей реабилитацией. Статические нагрузки колоссальные: операции могут длиться более 6-ти часов, а могут по 2 часа, но их будет 5 в день. Утром, днем, вечером со сбоем режима, поэтому я получил свои травмы. Восстанавливая операционные травмы, я нашел своих учителей — все совпало — я понял, что дальше развиваться в хирургии нужно слишком много усилий. Чтобы не стоять на месте, нужно было развиваться, иначе рутина поглощала. Пациентов много, но надо все время идти вперед. Еще моя антропометрия не позволяла мне оперировать в комфортных условиях, мне нужно было наклоняться. Все совпало, и я принял решение дальше развиваться в реабилитации и начал параллельно получать образование в реабилитологии. Примерно за 2-3 года я смог перестроиться и перейти из хирургии.
Николай: Учитывая Ваш 12-летний опыт, какие-то принципы питания сформулируете, которые позволяют снизить риск возникновения этих онкологических заболеваний кишечника?
Александр: Самое главное в питании — не переедать. Очень важен состав нутриентов, которые ты ешь, он должен быть разнообразным, качественным. Лучше съесть меньше продуктов, но более качественных. Есть супер вредные продукты — алкоголь.
Николай: Чтобы не переедать, нужно делать расчет БЖУ?
Александр: Расчет БЖУ, свои измерения, понимать потребности.
Николай: Получается, что переедание способствует заболеваниям кишечника?
Александр: Безусловно, не только кишечника — всего организма. Простой пример: большая масса тела — большое количество клеток, мы их сами вырастили, они требуют много энергии, мы их продолжаем кормить, они еще больше растут. Чем больше клеток, тем больше вероятность неправильного деления в этих клетках — вот риск онкологии.
Николай: Получается, чем меньше вес, тем меньше рисков?
Александр: Ну да, вес должен соответствовать потребностям. Если это мышечная масса, которой ты пользуешься, то все нормально, а, если просто для красоты, то это плохо.
Николай: Вы худощавый, это Ваша конституция, или специально держите?
Александр: Это моя конституция, мне от природы повезло быть астеником. Мне сложно набрать лишний вес. Так получилось, что моя профессия была связана с малым количеством сна и ненормированным режимом отдыха. Не было возможности накапливать энергию из лишнего веса. Первое, чему меня научили мои учителя из экстренной хирургии, когда я работал дежурантом по скорой помощи, ешь и спи впрок. Такая профессия — можешь долго не есть и мало спать — нужны запасы. Тем не менее, в будущем это бы сказалось — метаболизм нарушился бы. Мои учителя страдали лишним весом. Все по потребностям.
Николай: Тут опять же психология — тяжело жить с чувством голода.
Александр: Конечно, поесть — простой способ получить хорошее настроение. Может развиться зависимость от еды: сокращаются интервалы между приемами пищи и увеличиваются дозы.
Николай: Вы — не первый человек, который говорит о том, что меньше жрешь — дольше живешь.
Александр: Если еще при этом достаточно двигаешься.
Николай: Движение и отсутствие избытка калорий — залог долголетия?
Александр: Да. Если ты спортсмен, тебе нужно понимать, сколько ты белка съел, что там с твоим магнием, кальцием, съел ли ты достаточное количество нутриентов, чтобы все восполнить. Есть внешние проявления — как себя ведет кожа, предпосылки, на которые нужно обращать внимание. Для этого опять же нужно свободное внимание. Мы часто идем к врачу, когда уже прижало, хотя были знаки, что надо обратиться.
Николай: Учитывая Ваш опыт, расскажите, каким должен быть распорядок дня? Как соотносить спорт, питание, отдых? Какие наиболее эффективные способы восстановления?
Александр: Я здесь больше теоретик, потому что сам еще в своей жизни над этим работаю, но точно могу сказать, что лучше всего, когда есть планирование. Понимать, что тренировка не заканчивается, когда ты закончил бежать, она заканчивается массажем, растяжкой — надо спланировать на это время. Если хочешь побегать, будь добр спланировать еще полчаса, где ты сможешь дополнительно поработать над своими мышцами.
Нет возможности получать качественный массаж у специалиста — есть немало девайсов: перкуссионный массажер, массажные подушки, вибрационные роллы, обычные роллы для раскатки, игольчатые коврики. Даже для совсем ленивых что-то можно подобрать. Это нужно использовать, это дает возможность добиться результата. Нужно ухаживать за мышцами, внутренними органами, нервной системой — это все дает возможность добиться какого-то результата.
Мы пришли сейчас в век высоких технологий досконально разбираться во многом — нужно эту информацию использовать.
Николай: Раньше, чтобы добиться результатов в беге, люди тратили на тренировки по много часов в день. Сейчас, используя технология и знания, можно тратить в 3 раза меньше времени, чтобы достичь тех же результатов.
Александр: Технологии на то и технологии, что доказательная база должна быть.
Николай: Какие-то БАДы или продукты питания, которые способствуют лучшему восстановлению во время тренировочного процесса? Есть смысл пить коллаген? – есть исследования, подтверждающие, что надо, но есть и те, кто опровергает эти исследования. У Вас есть какой-то конкретный набор продуктов или препаратов, которые помогают организму восстановиться, активизироваться?
Александр: Конечно, есть, их не так много. Я стараюсь к фармакологии реже обращаться, я все-таки уже не борюсь за высокие достижения. Из рабочего: витамин Д. Я смотрю — сейчас шатает научный мир, но тенденция такая: обязательно пить витамин Д и чуть больше, чем было принято раньше. Это Омега-3 — это может быть рыбий жир, льняное масло. При выборе БАДов для меня важно, чтобы это было близко к природе. Например, я отлично отношусь к коллагену, хотя все чаще слышу, что коллаген не добирается до связок, его забирают мышцы. Значит, пусть строится мышца. Мы пронизаны коллагеном, нам его нужно много. Мне говорили варить копыта. Это же сколько нужно варить. Поддерживаю водно-солевой баланс, если знаю, что иду на тренировку и знаю, что буду бежать, много потеть. Мой любимый изотонический напиток — регидрон. Можно чуть-чуть подсластить, появится энергетическая составляющая, которую ты сожжешь здесь и сейчас.
Николай: Я до этого не догадался. Использовал отдельные напитки.
Александр: Напитков много, но, зная, как они делаются, я понимаю: чем проще, тем лучше. Можно мед добавить, там куча сахара, главное — его сжечь, пока двигаешься. Поливитамины пью курсами. Если 2 дня выходных, могу снизить дозировку. Если я в тренировочном режиме, тренируюсь часа 2 в день, стараюсь работать с поливитаминами. Периодически проверяю основные параметры.
Николай: Что нужно проверить?
Александр: Калий, кальций, магний. Сейчас много говорят про цинк, хлор, натрий, но это более устойчивые структуры, они реже изменяются в нашем организме. Но периодически лучше подсматривать, что теряется.
Источники микроэлементов — все виды капуст и как можно больше зелени. Клетчатка, витамины, микро и макро элементы
Николай: Мясо едите?
Александр: Да, не ем свинину. В мою бытность хирурга-онколога было проведено доказательное исследование, где была установлена связь этого белка с онкологией кишечника. Глубоко капнули и выявили, что есть взаимосвязь этого вида мяса и онкологии. Птица, рыба — всегда. Не употребляю молочный белок, отношусь к нему с настороженностью. Один из моментов, что молочный белок для нашего мозга слишком наркотический продукт — большое количество эндорфинов выделяется. Его много хочется, сложно остановиться, а последствия — повышает уровень инсулина. Из-за молочного белка его становится больше, чем нужно. На фоне высокого инсулина могут разрастаться ткани.
Николай: Какой смысл ставить диабетикам инсулин?
Александр: Инсулин — это ключик, который открывает дверь в клетку, и туда попадают нутриенты. Сейчас есть такое понятие, как устойчивость организма к инсулину. Когда инсулина очень много, клетка перестает верить, что инсулин — это инсулин. Так развивается сахарный диабет — углевод не может попасть в клетку. Большая зависимость инсулина с гормоном роста.
Николай: Как относитесь к гормону роста?
Александр: Я за то, чтобы продуцировать гормон роста естественным путем — спать вовремя ложиться, при этом, чтобы свет не попадал во время сна. Может быть даже в профессиональном спорте я бы мог рассматривать гормон роста, как один из вариантов терапии.
Николай: Я слежу за новостями по долголетию, биохакингу — все больше информации о том, что ребята, которые хотят прожить 120 лет, заявляют, что ежедневно делают инъекции гормона роста для поддержания связочного аппарата. Есть в этом смысл?
Александр: Это очень интересное и перспективное направление, если учитывать риски. Гормон роста отвечает за рост всего в нашем теле — в том числе он может потенциировать рост злокачественных образований. В будущем, я думаю, у этого гормона огромные перспективы в плане продления жизни, но при развитии генно-инженерной истории, когда мы будем четко диагностировать предрасположенность к онкологии и четко понимать, что потенциирует эти процессы. В грамотной дозировке гормон роста обладает колоссальным заживляющим эффектом.
Те биологически активные вещества, которые в будущем могут помочь добиться цели, могут быть в рационе, но, когда ты стимулируешь себя, можно не заметить тот порог, когда пора остановиться. Поддерживать свое тело нужно обязательно. БАДы нужно употреблять в меру. Как и с физической нагрузкой — лучше недобрать, чем перебрать. Можно добавить витамин Д и Омегу и посмотреть, вывозит ли организм нагрузку. Если не вывозит, можно увеличить дозу, а можно пойти разбираться. Возможно, не хватает магния, и это проблема была в микроэлементах.

Контакты

Напишите нам

Позвоните нам




Мы в соц.сетях!


inst tg YT vk fb RT
Вступить в BIOTROPIKA-team
Корзина
В корзине нет никаких продуктов!
0
0
    Ваша корзина
    Ваша корзина пустаВернуться в Магазин