Сергей Александров — горнолыжник-паралимпиец, призер чемпионата России, тренер по горным лыжам: потерял ноги, но не сдался!

2 месяца назад13 мин. читать

Сегодня у нас в гостях Сергей Александров — горнолыжник-паралимпиец, призер чемпионата России, тренер по горным лыжам. Поговорим про паралимпийский горнолыжный спорт, про то, где берет мотивацию спортсмен-паралимпиец, про жизненную энергию и позитивную жизненную установку.

Николай: У Вас такая необычная история с восхождением на Эльбрус, расскажите.

Сергей: При восхождении на Эльбрус я получил травму и остался без обеих ног, т. е. у меня колени живые, дальше 10 см. и все железо.

Николай: Это в виду обморожения?

Сергей: Там такая ситуация, что слава Богу, что живой остался: открытые переломы, обморожение, месяц реанимации и вообще чудесным образом у меня еще и колени живые остались.

Николай: Восхождение было с юга или севера?

Сергей: На тот момент у нас была очень сильная команда, одна из сильнейших в мире. Мы готовились к проекту, который до этого в мире никто не делал. Травма произошла весной, а мы собирались летом идти на Памир и брать 3 семитысячника в одном автономном путешествии. До нас этого никто не делал, у нас была международная команда из нескольких групп, в которой мы тоже хотели принимать участие. В итоге мы тренировались, наша задача была — быстро пройти акклиматизацию на Эльбрусе. Это простая гора, но простых гор не бывает, и на относительно пологом склоне мы сходили со стороны лавового потока. Я не знаю, какая это сторона.

Николай: Там, где подъемники?

Сергей: Нет, мы 2-3 недели шли в горах, ночевали в палатках на 4000 над лавовым потоком. На следующий день зашли, погуляли и на спуске, на пологом склоне, который не требует групповой страховки, я зацепился кошкой за кошку и кубарем полетел. Летел километра 2, страховка слетела вместе с варежкой, остановился в щели, обе ноги не то что сломаны, а просто на тканях держатся, отломаны и в разные стороны. Дальше больше 30 часов спасательная операция, т. е. я больше, чем через 30 часов только оказался в больнице, где уже оказывали полноценную помощь.

Николай: Переломы возникли именно из-за этого падения?

Сергей: Да, кубарем летел, ботинки жестки, они цеплялись кошками и, в общем-то, классика.

Николай: То ест Вы были не на страховке с другими ребятами?

Сергей: Нет, мы шли двумя парами, не нужна была групповая страховка, там даже детей тренируют, но бывает и так — слетел и зацепиться не за что.

Николай: Это на леднике, значит, выше 3800?

Сергей: Мы на 4000 ночевали, я примерно до места стоянки и долетел.

Николай: Удивляет, как Вы об этом с позитивом рассказываете, это жизненный настрой такой?

Сергей: Во-первых, это было давно, сейчас я вспоминаю об этом достаточно спокойно. После этого столько всего хорошего произошло, что говорить, что это как-то сломало мою жизнь точно нет. Это было очень важным событием в моей жизни, но я не скажу, что это как-то надломило или пришлось из этого выбираться. Было очень тяжело, прежде всего физически, потому что это месяц реанимации, ампутация, вставать на ноги на протезы — веселье исключительное. Очень многие люди остаются в коляске по той причине, что это дико больно.

Николай: Сколько времени потребовалось, чтобы научиться ходить на протезах?

Сергей: Неоднозначный вопрос. Я боюсь говорить точную цифру, потому что у каждого по-своему. Бывает, что люди восстанавливаются годами, но я знаю человека, который через месяц после ампутации встал на горные лыжи. Разброс огромен и все индивидуально, часто это связано с медицинскими сложностями. Я упал 9 мая, месяц реанимации, месяц я приехал сюда — в Питер, было несколько реампутаций, восстановление, летом оформлялись бумажки, я катался на коляске, к осени я начал, ну как начал, у меня очень классный протезист. Он посмотрел на меня, говорит: здоровый мужик, вот тебе протезы, иди пробуй. И вот я пробовал, первые героические шаги до кухни, т. е. я обливаюсь потом на костылях, страшно больно, но я страшно счастливый, т. к. понимаю, что смогу ходить. Потом через неделю я шел до возлюбленной 1,5 км., для меня это такое событие. Нога так разболелась, что даже одеялом когда касаешься, кричишь от боли. Я звонил своему протезисту и спрашивал, что делать, он говорит: Можешь, терпи. И он меня этим спас, этой идеей, что можно просто потерпеть. Для того, чтобы ходить, жить полноценной жизнью, надо просто тупо потерпеть. Это очень просто. Надо потерпеть, немного болит. В итоге уже буквально через пару недель я фотографировал свадьбу друзей.

Николай: Это Ваш основной вид деятельности?

Сергей: У меня много основных видов деятельности.

Николай: Расскажите, чем занимаетесь?

Сергей: Паралимпийский спорт сейчас не сильно отличается от олимпийского по уровню конкуренции. Я приехал 4 дня назад с Сахалина, там был чемпионат России, в этом году я даже не пытался попасть на игры, потому что ребенок родился, и я понял, что я так больше не могу, слишком много моя жизнь вмещает. А в целом ребята сейчас приехали несколько дней назад, они уехали на сборы в середине августа. За это время они были дома 14 дней. Это не просто работа, это требует абсолютно полного погружения. Моя профессия, как фотографа, от части позволяет это совмещать. Я все-таки могу себе позволить пропасть на полгода, вернуться и находить клиентов, хотя это, конечно, сложно.

Николай: Какую-то зарплату паралимпийский комитет платит?

Сергей: Как бы помягче сказать, это просто смешно. Люди первые в России за призовое место 17 000 в месяц, мне этого хватает только чтобы на гору заехать на бензин. Есть топовые спортсмены, когда ты получаешь награды на чемпионате мира и паралимпийских играх, тогда да, там зарплаты серьезные и крутые. До этого пустота.

Николай: А как Вы после восстановления вообще пришли к горным лыжам? До этого Вы занимались горными лыжами? Был интерес, или выбирали?

Сергей: До 8 класса я был страшно болезненным ребенком, болел от каждого чиха. Любой ветер, я все время заболевал, это была катастрофа. Потом в 8 классе у меня появились друзья, которые предложили мне пробежать 5 км. Я сказал, что они идиоты, потому что в школе пробежать 1 км. было самое страшное событие, которое вообще могло было случиться. Но, в общем, я с ними настолько сдружился, что начал бегать. Просто стали для души бегать 5-10 км. Произошло со мной невероятное: за полгода я вообще перестал болеть. Для меня это было таким открытием, что просто снесло крышу. Я всю жизнь ходил боялся горло открыть, и тут я понимаю какую-то неуязвимость — ветер, дождь, я могу раскрыться, и мне хорошо, я не боюсь заболеть, я чувствую силу. Это было совершенно дикое, классное открытие. Это уже стало образом жизни, кайф, стало простой энергетикой. Я устаю, день тяжелый, кажется, что сил ни на что нет, но встаю, пробежался и как будто бы новенький. Для меня это было открытие, и все это нарастало, наверное, благодаря этому, я и остался живым, потому что это требовало сумасшедших резервов организма. Потому что с одним открытым переломом человек в среднем живет около 1,5 часов, когда у него обе ноги оторваны, жить 30 часов — это редкость. В общем, к этому моменту я мог бежать 3-е суток, больше не приходилось, наверное, мог бы и больше.

Николай: Это ультрамарафонец, получается.

Сергей: Тогда я не бегал даже марафоны, это было не так модно, я не задумывался, что в этом какой-то спортивный смысл, просто это доставляло мне невероятный кайф. После падения была серия операций, обезболивающие наркотики, полная жесть, организм садится. У меня все началось заново: любой чих, я заболеваю. Меня это страшно бесило. Единственное, что я точно знал, сто есть рецепт: я буду тренироваться и смогу восстановиться. Действительно, сейчас я выдерживаю нагрузки здоровой сборной. Чтобы было понятно: я вообще один выступаю на протезах не только в России, чтобы было понятно, в 2018 году в Корее я тоже был один. В нашей сборной были ребята, у которых не хватает пальцев на одной из рук, это здоровые лоси, здоровые тренировки.

Николай: У нас в России есть фильм, вышел лет 5 назад, про парня на протезах.

Сергей: Это моя работа, я там дублером снимался, это история про Мошкина, паралимпийского чемпиона.

Николай: То есть это реальная история?

Сергей: Не совсем, по мотивам его жизни взяты некоторые отрывки, больше романтическая история, не про спорт. Это как раз тот человек, который на тренировке вылетел под поезд, отрезал обе ноги и через месяц опять встал на горные лыжи. Это железный человек. Когда я пришел в горнолыжный спорт, он из него уже ушел. Мы с ним знакомы, общаемся, классный дядька. Последний раз был в Сочи.

Фильм больше о романтике, любви, схожесть только в том, что катаются на лыжах и нет ног. Сейчас в принципе горнолыжный парлимпийский спорт — это спорт здоровых.

Николай: Горные лыжи точно также как бег дали Вам тот же эффект?

Сергей: Я искал спорт, понимал, что мне нужно восстанавливаться. Я понимаю, что спорт — это энергия, без которой жизнь практически невозможна, просто не хватит сил. Это самое простое. Есть фраза: Если знаешь, зачем жить, выдержишь почти любое «как». Очень повезло людям, которые нашли смысл жизни, и это дает им огромную энергию. Но это очень сложно, а пойти сделать зарядку — это просто, при этом ты получаешь энергию, которая тебе позволяет искать смысл, еще чем-то заниматься. Если ты не сделал зарядку, то так весь день тухлым и протащишься. Даже надежды не появится на смысл. Такое тухлое существование — это очень тяжело, а спорт — это энергия, которая позволяет искать и решать более сложные вопросы. Это просто — заставить себя пробежаться.

Николай: Не всем это просто.

Сергей: Это самое простое из палитры сложных вопросах о смысле жизни и т. д.

Николай: Это как открыть глаза, что мы должны делать то, что от нас зависит.

Сергей: Да, хотя бы начать.

Николай: Сергей, Вы всегда были так позитивно настроены, или это со временем адаптировались к реалиям, и это Вам помогает?

Сергей: Друзья говорят, что с падением во мне ничего не изменилось. Бывает иногда тухлое состояние, это тоже нормально. Я сегодня вообще еле встал, потому что было 2 серии соревнований, переход по времени, и все это вместе сложилось с маленьким ребенком, который встает в 5 утра. В общем, утром состояние было так себе, но выдернуть себя в здоровое, бодрое состояние — это не так сложно.

Николай: А какой образ жизни у Вас, который помогает быть сильным, поддерживать себя тонусе, быть мужем, отцом, не обращая внимание на то, что у кого-то больше возможностей, и, несмотря на это, быть более успешным, чем большинство людей, которые сидят и ничего не делают?

Сергей: Хорошо составлять расписание, любой спортсмен должен придерживаться расписания. У меня, к сожалению, катастрофически ненормированная жизнь. Это связано с тем, что я пытаюсь в нее запихнуть максимум приключений. Просто глупо отказываться, через пару часов меня ждет встреча на счет парашютного спорта — совершенно новая для меня тема, о которой я понятия не имею. Там большой паралимпийский проект, в котором, по идее, может быть получится создать команду, которая будет всерьез заниматься паралимпийским парашютным спортом. Мне предложили попробовать поучаствовать, и я подумал, что гупо отказываться от такой возможности. Также несколько лет назад появилась идея с дайвингом. Попробовали, оказалось это безумно интересно, я вписался. И это не разовое приключение, а полноценное обучение с международными сертификатами и прочим. Это все трудно совмещать в одну маленькую жизнь.

Николай: Но по-другому не интересно.

Сергей: Да, часто приходится отказываться. Когда у меня родилась дочь, я совершил такую оплошность, что не стал менять свою жизнь и продолжил в том же формате.

Николай: Как жена это воспринимает?

Сергей: Это было очень тяжело и для нее, и в целом для семьи. Наверное, я был не прав. Когда сейчас появился сын, я понял, что мне придется выбирать, и я все-таки выбрал притормозить, и этот цикл я не в сборной.

Николай: В чем Вы считаете себя не правым? В том, что можно было бы больше внимания уделять семье?

Сергей: Да, просто в тот момент я как раз попал в сборную. Это полгода и свободен, при этом рядом маленький ребенок.

Николай: Другая сторона медали, когда ребенок вырастит, Вы для него будете примером.

Сергей: Я об этом и говорю, что все-таки приходит момент, когда нужно выбирать.

Николай: Так активность, о которой Вы говорите, которая у Вас и в глазах светится, дает эту энергию — все взаимосвязано. Если дома сидеть, наверное, не будет той энергии, активности, не будет такого примера для ребенка.

Сергей: Догма сидеть — это вообще что-то странное. Очень хочется жить, вокруг столько всего интересного. Перед каждым из нас все время возникают возможности, от которых мы часто отстраняемся, боимся, не идем. В жизни каждого человека их огромное множество, просто они требуют усилий, выбора. Выбирать часто не хочется, хочется спокойно попить кофе или посидеть дома. Я часто сознательно выбираю путь большего сопротивления, больших усилий, понимаю, что будет тяжело, но будет весело.

Николай: Какое у Вас питание в рамках тренировочных нагрузок? Может, какие-то упражнения? Расскажите о себе, своем образе жизни.

Сергей: Я стараюсь придерживаться здорового питания, но не фанатично, без жестких диет. Я очень доверяю своему организму, он у меня молодец. Был такой классный пример: я позволил себе почти 2 месяца не тренироваться, осенью был такой период, когда был очень жесткий режим. Я еще забыл сказать, что летом мы занимаемся вейкбордом, причем, на таком уровне, что начиналось все это с простой инициативы. Адаптивный вейкборд — это на доске ставится специальный стул, и мы делаем почти те же самые трюки, что и здоровые люди. В итоге вся эта инициатива за 5 лет превратилась в то, что мы на различных соревнованиях настолько круто себя проявили, что иностранцы увидели и приглашают на чемпионат мира, и мы готовы реально бороться за призы. Это будет в Лондоне в июне, я не знаю, как мы туда попадем, но мы до сих пор не отказались от этой идеи.

Это веселье уже по всей России, у нас команда получилась. Суть в том, что был мощный сезон. Перед тем, как начаться горнолыжному, я 2 месяца ничего не делал. Сначала я продолжал жрать, как обычно, а где-то через 1-2 неделю без тренировок начал забывать о еде, мне это стало как будто ненужно. Спасибо моему организму, он меня сам ограничил в еде. Я в этом плане себе доверяю. При этом каждый день много лет я каждый день делаю зарядку, в любом случае очень активно двигаюсь. Я очень люблю интересные тренировки — вейкборд, горные лыжи, это интересно, увлекательно, а просто идти в зал для меня — это мука и страдание. Я очень люблю бегать, но с бегом связаны технические сложности. У меня есть ноги типа пружин, на которых можно бегать, но проблема заключается в том, что под них надо иметь мозоли. Нельзя просто взять одеть их и побежать, под них мне надо планомерно набивать мозоли, я должен каждый день 15 минут бегать, потом идти домой, останавливаться. Меня обычно на неделю хватает, потом я думаю — все, хватит, побежал 5 км., на следующий день ноги разбиты. Потом восстановление. Меня все время это колбасит, трудно втянуться полноценно в бег, потому что это связано с техническими сложностями. Я хочу бежать, но ноги просто разбиваются в кровь.

Николай: У нас есть сообщество «Спортивные предприниматели», там есть парень военный, он бегает без одной ноги на пластине, бегает и 10, и 15 км. с хорошим временем. Наверное, адаптировался со временем?

Сергей: Этом можно, у меня получалось целый сезон бегать нормально и 5-10 км., но это требовало прямо аккуратной кропотливой работы хотя бы месяц. Меня это расстраивает.

Николай: Где берете энергию на такую разностороннюю активность? Бывают же в любом случае провалы, как Вы с ними справляетесь?

Сергей: Как я говорил — можешь, терпи. Здесь точно знаешь, что бывает тяжело, но прекращать нельзя, иначе силы не будет. Есть очень много лайфхаков, много чего можно на эту тему рассказать, но каждый раз при ситуации, когда мне нужно встать и куда-то идти, я сам для себя заново ищу этот ответ. Тут нет какой-то железобетонной волшебной таблетки, которую кто-то подарит и на всю жизнь. Каждый день ты будешь решать это заново, нужно с этим смириться.

Николай: Я уверен, что для многих Ваш пример и Ваша позитивность — это уже двигатель, потому что многие ребята, не имея никаких ограничений, позволяют себе ничего не делать и плачутся, что не хватает мотивации, настроение плохое, здоровье плохое, но Ваш пример, я думаю, многих поднимет с дивана и в прямом, и в переносном смысле.

Сергей: Мне, конечно, хочется в это верить, но я в это не верю, не верю, что человек может на кого-то посмотреть, его кто-то научит, но при этом я понимаю, что в моей жизни тоже есть примеры, за которыми я следую. Без них мне было бы очень сложно. Надеюсь, что для кого-то я сработаю этим примером, но хочу подчеркнуть, что это может сработать только в том случае, если человек сам ищет и двигается.

Николай: Именно для таких ребят, кто ищет, мы и снимаем наш видео-блог, потому что мы же не можем навязывать.

Сергей: Тогда может сработать. Если из конкретики, я каждое утро много лет делаю одну и ту же зарядку «5 тибетцев», в интернете есть. Я в аэропорту делаю, в поезде. Это 5 упражнений, которые занимают 10-15 минут, но после них можно спокойно идти в душ. Упражнения подходят всем от полулежащего состояния до максимально здорового спортсмена, как базовый комплекс. Такая утренняя галочка. Вокруг этого комплекса ходит ряд мистических легенд о вечной жизни, карме. Я понятия не имею об этом, но есть объективные медицинские данные. Это комплекс, направленный на активацию по очереди желез внутренней секреции. Грубо говоря, мы пробуждаем кровоток, создаем гормональный компот на ближайший день.

Николай: Вот один из секретов Сергея — 5 тибетцев каждое утро!

Сергей: Я зачем это говорю, если кто-то сейчас подумал: ну все, с понедельника начну что-то делать… Вот я рекомендую не с понедельника, а с завтрашнего утра начать. Если хоть кто-то один начнет, значит, я живу не зря.

Николай: Я точно также, поэтому мы тут с Вами одну цель преследуем.

Сергей: Можно говорить о высоких вещах, а можно начать с конкретики, и эта конкретика может серьезно поменять жизнь. Мне каждое утро тяжело просыпаться и делать этих тибетцев, мне тоже лень, но, поскольку, я делаю это много лет, это стало не просто привычкой, а мне без этого уже не комфортно.

Николай: На самом деле, я думаю, что самый главный секрет Сергея — это позитивный настрой, позитивная установка. Я разговариваю и чувствую, как Вы заряжены. Это, наверное, с рождения? Этому же не научиться?

Сергей: Только жена знает, как я кряхчу и стону каждый день. Нельзя сказать, что я такой веселый, позитивный, активный.

Николай: РэдБулл выпили? Шучу.

Сергей: Нет, имеется в виду, у всех у нас бывает разное состояние. Постоянно быть активным, быстрым — это невозможно, это сумасшествие. Всегда будут какие-то сложности. Когда тяжело, всегда придется искать какие-то способы вставать и, как мне кажется, физическая нагрузка — самый простой способ найти энергию в этой жизни, потому что очень трудно найти какой-то смысл.

Николай: Как Вы считаете, спорт должен присутствовать в жизни каждого человека?

Сергей: Я считаю, это просто необходимость. Есть такой противоположный пример, я встретил когда-то человека, я фотограф и работал на корпоративе. Закрытый корпоратив для топов, они пригласили к себе Татьяну Парфенову — это модельер наш. Суть в том, что я — фотограф, главная модель — Татьяна Парфенова. Глядя на нее, как она выглядит, видно, что она не ведет здоровый образ жизни, и я думал, как я буду ее фотографировать, женщину же надо красиво изобразить. Я хотел сделать ей комплимент, это мое впечатление: когда она начала говорить, я в нее просто влюбился. Эта тема, которая для меня совершенно далекая, я понятия не имею, что такое мода, но она говорит, и такое ощущение, что на нее какая-то радуга сверху. Излучает какое-то вдохновение, энергетику, силу, она ее раскрывает, хотя тема мне не интересна. Это удивительное ощущение, я просто благодарен судьбе за встречу с таким человеком. При этом она не обладает таким физическим генератором, который помогает находить смыслы. Она такой противоположный пример. Мне кажется, это исключение, и, мне кажется, если бы она нашла в себе силы поддерживать свое здоровье, ее энергия еще возросла. Надеюсь, она это не увидит и не обидится. Я к чему: у нас так звучало, что, если человек не занимается спортом, если он толстый, то вообще не человек, но это не так. Есть энергия, которая гораздо больше, чем просто здоровье, но здоровье — это самая простая энергия, которая может дать возможность человеку расцвести. Если мы ее лишаемся, это просто странно.

Николай: Все разложили, можно это все связать в 3 словах — занимайтесь спортом, чтобы просто жить наполненной жизнью.

Сергей: Я прошу прощения, но, если ты толстый, тебе просто трудно жить, гораздо труднее, чем мне с моими протезами.

Николай: В общем, беритесь за дело, поправляйте здоровье, если нет мотивации, посмотрите на Сергея, он отличный пример того. Что всегда можно взять и найти свое дело, свой вид спорта. Несмотря ни на что, быть позитивным, эффективным.

Сергей: Да, найти свой вид спорта. Стоит искать, кому-то одно нравится, кому-то другое, необязательно идти в зал и душно потеть. Бывает столько вариантов интересных тренировок.

Николай: В бассейне плаваете?

Сергей: Иногда, но скорее в озере, если вижу озеро, почему бы его не переплыть.

Николай: Сколько еще видов спорта, которые Вам предстоит попробовать, начнете с парашюта.

Сергей: Да, просто глупо отказаться от такой возможности.

Николай: Многие ребята рассказывают, у меня есть друзья, записывали с ними интервью, они мастера парашютного спорта, они экстрималы, прыгают бейсджапинг, рассказываю, что этим заражаешься, и это обязательно надо попробовать.

Сергей: Если касательно экстрима, такого наркотического, я скажу так: мне не нравится экстрим в чистом виде, ощущение риска, опасности мне категорически не нравится. Я когда еду на машине, всегда пристегиваюсь, но мне нравятся предельные состояния, которые требуют от меня максимальной отдачи, чтобы все мое существо работало.

Николай: Плюс польза для здоровья от циклических видов спорта. У меня есть товарищ — Алексей Обыденнов, четырехкратный чемпион мира, он паралимпиец, у него ампутированы руки, и он катается на велике. Участвовал в гонках на шоссейниках.

Сергей: Все люди, которые достигли медалей на олимпийских или паралимпийских играх — это уже немного не люди, а «железные человеки». Я до медалей не дорос.

Николай: Вопрос не в медалях, а в том, что взяли и вот этот расстроенный жизненный потенциал взяли в руки и все наладили. Это, наверное, самое сильное и сложное.

Сергей: Я стараюсь, жизнь — штука интересная.

Николай: После Вашей трагедии на Эльбрусе, советуете ли людям ходить в горы?

Сергей: Те, кто хочет идти, не будут слушать моего совета, горы — это особое состояние. Я поясню, зачем я ходил в горы, для себя я как бы рефлексирую, от части в этом что-то есть. Наша жизнь состоит из тысячи мелочей — мы утром встаем, у нас какие-то дела, события, встречи, одновременно делаешь это, думаешь о другом, параллельно смотришь в телефон, так оно и течет. Когда ты приходишь в горы, думаешь только том, как сделать следующий шаг, сконцентрирован на своем дыхании, ты смотришь вокруг, потому что ты охреневаешь, как это красиво, ты полностью там. Там неактуален инстаграм, только на подъемнике, когда ты на халяву туда попал, а когда сам залез, не до инстаграма.

Николай: Когда я забрался на 5600, мне было так плохо, я взял с собой чай, хотел снять видео для инстаграма, но мне так было не до этого.

Сергей: Да, это другой мир, там ты принадлежишь себе, пусть это тяжело, но там ты целиком там, больше нигде. Каждый ищет в горах свое, это настолько огромный, обширный мир, сколько людей ни пригласи, каждый будет рассказывать о чем-то своем. В любом случае, это сложные, уникальные переживания.

Николай: Я побаивался задать этот вопрос, но чувствую, что у Вас не осталось страха.

Сергей: К Эльбрусу?

Николай: Да.

Сергей: Нет, мы собираемся паралимпийской командой, забраться туда, покататься на лыжах. Пока это все вопрос финансов, но страхов у меня нет. Глупо идти в горы просто побежал и без инструктора. К такому путешествию нужно готовиться, это повышенная опасность, которая требует подготовки. Это важно. Соответственно, просто забежать на Эльбрус — так себе идея. Продают туры: за 5 дней мы Вас поднимем неподготовленных, любых — это страшно, поэтому там много травм, много гибнут, потому что гонят, бегут. Вася смог, а я что нет. Инструктор говорит: погода меняется, опасно, а твое состояние неадекватное, человеку все равно, он бежит, и вот, соответственно результат. Этого нельзя допускать, такие вещи требуют подготовки, но оно того стоит.

Николай: Спасибо, Сергей, желаю Вам спортивных достижений, успехов, поддерживать свой настрой.

Сергей: Спасибо.